Клиника A2MED. На вес золота

Павел Степанов – врач-хирург клиники A2MED – проводит ряд уникальных в масштабе страны операций. На его странице в инстаграме вы можете видеть фантастические результаты преображения, читать счастливые истории пациентов бариатрического центра А2MED. Но это не все. Павел Степанов – автор собственной методики устранения диастаза, проблемы, знакомой 30% женщинам после беременности. Павел Дмитриевич не только приводит мышцы живота в первоначальную форму, но и делает это максимально незаметно, через три маленьких прокола – в этом ноу-хау хирурга. В интервью с молодым талантливым хирургом мы поговорили подробно о бариатрических операциях, всегда актуальной проблеме лишнего веса и его авторской методике. 




Вы с коллегами вашего центра бариатрической хирургии клиники А2MED, можно сказать, единственные в городе хирурги, которые проводят бариатрические операции. Почему таких специалистов, как Вы, так мало? 
Их мало не только в нашем городе, со всей России соберется порядка 50 человек. У нас сложилась такая своеобразная община, маленькая и дружная. Бариатрическая хирургия требует высокого уровня владения лапароскопией, постоянного обучения, погружения с головой в то, что делаешь. Это нелегкий кропотливый труд, ради которого хирургу придется выйти из зоны комфорта. В моей работе мне очень помогает опыт моего отца. Он одним из первых в России начал заниматься этим видом хирургии. Он же в 1998 году вместе с коллегой первым в России провел лапароскопическую продольную резекцию желудка в нашей Областной клинической больнице. 
 
Насколько востребован данный вид операции в России?
Сколько бариатрических операций в год Вы проводите?
Лично я за прошедший год провел более 50 операций, а по России их ежегодно совершается около 3000. Что касается востребованности и актуальности данного вида хирургии, приведу статистику ВОЗ, согласно которой Россия вслед за США занимает одно из лидирующих мест в мире по количеству тучных людей. Проблема кроется не только в лишнем весе как таковом и куче сопутствующих ему заболеваний, но и в том, что таким пациентам врачи вынуждены отказать зачастую в различных плановых операциях. Избыточная масса тела является противопоказанием к лапароскопическому хирургическому вмешательству. Для таких людей похудение – это решающий для жизни вопрос. Диабет – частое следствие проблем с весом. Мучительное заболевание, которое может привести к летальному исходу. В практике бариатрической хирургии много доказанных случаев, когда после операции и последующего похудения у пациентов с диабетом II типа нормализуются показатели сахаров. Они переставали принимать препараты, диабет уходил в стойкую ремиссию.  
 
И как меняется жизнь пациента после операции?
В первую очередь меняется его отношение к еде. Человек ест меньше, у него всегда дефицит калорий, при этом он не испытывает чувства голода. Ест все, но малыми порциями. Любое переедание ощутит на физиологическом уровне. Не получится прийти после работы домой и съесть привычную огромную порцию еды. Переедание сразу же даст о себе знать в виде тошноты, чувства тяжести. Наши пациенты едят по 5-6 раз в день маленькими порциями. Каждая из них составляет порядка 80 мл. В среднем в течение года после бариатрической операции человек худеет практически до оптимального показателя индекса массы тела. У него вырастают крылья. Пациенты занимаются спортом, совершают прогулки – делают все то, что раньше было недоступно из-за избыточного веса. Еда перестает быть культом и постоянной мыслью в голове, жизнь наполняется другими удовольствиями. Если пациент будет соблюдать наши рекомендации, то результат похудения может держаться пожизненно.  По данным ВОЗ, в мире только 2% людей, страдающих ожирением, могут при помощи диет и консервативных методик похудеть и удерживать вес в течение всей жизни. 
 
Что является показанием к операции?
В первую очередь, мы смотрим на индекс массы тела – то есть на соотношение веса и роста. Исходя из норм индекса мы оперируем пациентов с показателем от 35 и выше. Но опять же не всем пациентам с индексом 35 рекомендована операция. На первичной консультации мы беседуем с человеком около часа. И это оправданно, поскольку мы спрашиваем его обо всем: о сопутствующих заболеваниях, о его прошлых попытках похудеть. Знаете, под нашими постами регулярно появляются комментарии в духе: «Да ладно, можно было просто не есть и похудеть». Людей, которые не пробовали сбросить вес самостоятельно или при помощи эндокринологов, диетологов, а сразу пришли к нам, мы направляем исполнять именно эту установку из комментариев наших подписчиков. Операция – выход для тех, кто уже перепробовал все. О нас люди узнают из двух источников – медиа и смежные специалисты /диетологи, эндокринологи, терапевты/. Тех, кто приходит к нам по направлению врача, мы оперируем в большинстве случаев. Тех, кто приходит к нам через СМИ, мы диагностируем, беседуем, иногда приходится даже отказывать в операции. Потому как среди них немало тех, у кого лишние 10 килограммов и они хотят избавиться от них через операцию. 

 
А что является для Вас маркером того, что самостоятельно пациент уже не справится
с лишним весом?
Когда пациент рассказывает, что всю жизнь ведет борьбу с лишним весом. Он перепробовал различные методики, обращался в клиники питания, прошел инъекции, таблетки. Человек худеет – срывается – набирает вес снова – достигает максимального веса. И такие «качели» продолжаются на протяжении большей части его жизни, так что руки уже опустились, –  это показатель того, что помочь пациенту может только бариатрическая операция. 
 
Все мы хоть раз, но смотрели программу на TLC по этой же тематике. Каждая рассказанная там история – это борьба с собой, с привычками – все в голове. Что с этим делать?
В России бариатрические операции выполняются на коммерческой основе, хотя, к слову, ее стоимость в России гораздо ниже, чем в других странах.  Люди, которые решились на операцию, подходят к ней осознанно, с большим желанием изменить свою жизнь. Хотя зачастую пациенты относятся к операции как к волшебству. Хоп – и ты уже стройный и подтянутый. Но это не так! После наших вмешательств все равно нужно будет сделать над собой некоторые усилия. Тому, кто хочет продолжать жить со старыми привычками, будет тяжело выбраться из порочного круга. 
 
С врачами каких специализаций Вы сотрудничаете?
В клинике A2MED создан центр бариатрической хирургии. В нашей команде помимо хирургов есть диетологи, эндокринологи, анестезиологи, все необходимое оборудование для того, чтобы помочь людям. Главный специалист в нашем центре – мой отец, Дмитрий Юрьевич Степанов, он был одним из первых хирургов в России, кто начал заниматься бариатрией в далекие 1990-е годы. Дав тем самым шанс тысячам людей с избыточной массой тела похудеть и обрести полноценную жизнь. И я продолжаю дело отца. 
Помимо бариатрических операций Вы проводите операции по коррекции диастаза. Вы автор методики, существенно влияющей на эстетику послеоперационного шва. В чем новаторство Вашего метода? 
Диастаз – расхождение в стороны прямых мышц живота. Если наглядно, то это те мышцы, которые формируют кубики пресса. В подавляющем большинстве случаев диастаз – следствие беременности.  Перемычка, соединяющая эти мышцы, во время беременности перерастягивается, и по статистике у 30% женщин она не приходит в норму после родов. Следствие диастаза – косметический дефект: ложбинка между мышцами, живот грушеобразной формы, деформированный пупок. Как правило, женщины, замечая эти изменения, обращаются к пластическим хирургам за абдоминопластикой. Но эта операция подходит не всем. При абдоминопластике иссекается избыточная кожа, переносится пупок, внизу живота остается шрам. Это серьезное хирургическое вмешательство. Пациенткам без проблем избыточной кожи я рекомендую эндоскопический метод устранения дефекта. Мой авторский метод заключается в том, что требуется всего три небольших прокола в зоне линии бикини, чтобы устранить диастаз. В стандартном варианте таких проколов 5-6, и расположены они довольно высоко, что влияет на эстетику. Мой метод требует от хирурга большей ловкости рук, сноровки и профессиональных навыков, но результат того стоит. Через три месяца после операции пациенты едва смогут найти следы, где были сделаны проколы.




 
12 января 2022

Наверх