Архимандрит Вениамин /Лабутин/. Трудно ли быть с Богом?

Интервью с представителем Русской православной церкви – возможно, неожиданный выбор для издания о светской жизни. Но нам показалось, что именно сейчас, когда мир вокруг так зыбок, старые ценности вызывают сомнения и нам предлагают принять новые, самое время его опубликовать. Церкви тоже досталось. К архимандриту Вениамину мы пришли не за успокоением, а чтобы задать все те вопросы, которые РПЦ задают в интернете. Поговорили о том, зачем строить новые церкви, что там за история с Ботаническим садом и о том, почему все-таки в наше время люди гораздо искреннее ищут Бога. 




Архимандрит Вениамин /Лабутин/
 
Я вижу, что все больше людей искренне ищут Бога. Среди прихожан резко возросло количество мужчин и молодежи.  Нестабильность в мире возрастает, люди нуждаются в опоре.

 
Отец Вениамин, если говорить обобщенно, как бы Вы охарактеризовали сегодняшние взаимоотношения РПЦ и общества?
Российская история в XX веке была очень сложной и во многом страшной. Еще в начале века православие было государственной религией, затем случилась революция 1917 года, и весь советский период церковь была гонима. Мы пережили репрессии, расстрелы, ложные обвинения, как было, к примеру, в 1937 году, когда сфабриковали дело о фашистско-церковном заговоре, в результате которого было расстреляно 250 человек. Начавшийся в начале 1990-х годов процесс возрождения Русской Православной Церкви до сих пор идет очень непросто – слишком велик оказался разрыв в ценностях между поколениями. Атеистическое воспитание советского периода, когда религия считалась очагом мракобесия и главным антагонистом науки, дает о себе знать и сейчас. Мало построить храм – куда сложнее и важнее его наполнить прихожанами, вернуть людям утраченную систему духовных ценностей. Радостно, что наше государство понимает и верно определяет силу и значение православия как духовных скрепов общества.
 
Вы упомянули строительство храмов. Позвольте озвучить популярный вопрос из интернета от людей, критикующих РПЦ всякий раз, когда речь заходит о строительстве нового объекта: «зачем нам столько церквей» и следующий за ним: «лучше бы на эти деньги детские сады построили»...  
Нельзя сказать, что у нас их много. Приведу один показательный пример. До революции в Самаре с населением 200 тысяч человек было 40 церквей, выключая домовые. Сейчас в нашем городе с населением в 1 миллион 145 тысяч человек – около 80-ти церквей. Разница в соотношении колоссальная. В советский период их вообще было всего две. Мы потеряли очень  много, а теперь пытаемся восстановить. Большое заблуждение полагать, что церкви в нашем регионе строятся наобум. Митрополит Сергий ведет очень грамотную политику строительства церквей: по микрорайонам в соответствии с численностью населения в каждом из них. Так, чтобы у каждого прихожанина была возможность комфортно добраться до храма. Что до денежного вопроса, то успокою всех вопрошающих. Храмы строятся церковью на собственные ресурсы и пожертвования верующих. Государство не инициирует строительство новых объектов, но помогает в восстановлении храмов и монастырей. Так же, как сейчас правительство Самарской области выделяет средства на восстановление Троицкого женского монастыря в селе Ташла, чтобы в том числе повысить туристическую привлекательность Самарской губернии.
 
Но вот, казалось бы, РПЦ инициирует строительство детского центра около Ботанического сада. Бесплатного для посещения. Но снова разгорается скандал в прессе. Почему так происходит?
Недобросовестные блогеры целенаправленно искажают ситуацию ради привлечения к себе внимания. Так в обществе рождаются мифы и разносятся по округе. Миф первый: Церковь захватила половину Ботанического сада, уничтожила ряд реликтовых растений и строит там свой собор. Начнем с того, что, собственно, от Ботанического сада ничего отрезано не было. Территория, о которой идет речь, – это небольшой участок, который примыкал с ботсаду, входил в его состав. Редкие породы растений – это, видимо, самарский карагач, который каждые  30 лет гниет и падает. Ничего другого там не растет. Что было на этой территории? Жители выгуливали здесь собак, там было несколько небольших гаражей, люди срезали через этот участок дорогу к автовокзалу. И уж тем более ничего мы не захватывали. Передача участка в собственность РПЦ произошла с решения нашего Самарского государственного университета – собственника территории. Миф второй: строится новый храм, вместо которого можно было бы построить столь дефицитный детский сад. Во-первых, согласно СНиП ни одну школу, ни один детский сад на этом участке построить не удастся – он слишком мал. Чувства жителей понятны, но при чем тут Церковь? Проектировщики микрорайона вплотную сдвинули дома, не предусмотрев дополнительные школы, парковки, детские сады. Более того, Церковь пытается заполнить этот дефицит, потому что строится не огромный собор, как ошибочно заявляется в СМИ, а детский образовательный центр, рассчитанный на 600-800 детей с бесплатными, подчеркну,  кружками.
 
СМИ активно освещают новости Церкви, но кажется, что голоса самой Церкви не слышно…
Мы не молчим: комментируем в СМИ любые вопросы, касающиеся наших действий, участвовали в публичных слушаниях по разрешению строительства образовательного центра. Жители, кстати, поддержали проект. Другое дело, хотят ли нас слышать? Ряд СМИ освещает исключительно в скандальной манере новости, связанные с РПЦ, другие обращаются перед православными праздниками, чтобы узнать, как правильно печь блины на масленицу или окунаться в прорубь на Крещение, хотя это народная традиция, не имеющая отношения к канонам православия. Я прекрасно понимаю, что у таких публикаций будет больше просмотров, чем новостей, освещающих нашу деятельность.  
  
Церковь – это коммерческая структура?
Надо понимать, что у слова «церковь» есть несколько значений. Это мистическое тело Христово, к которому обращены верующие.  Это и централизованная организация Русская Православная Церковь во главе с патриархом. И, наконец, церковь  – это приход. Если мы говорим о приходе, то его настоятель самостоятельно выискивает возможность найти средства на его содержание. Все же храм – это здание, которое нужно содержать, оплачивать коммунальные услуги, выдавать зарплаты людям. Приход собирает пожертвования, чтобы иметь возможность вести работу, следовать нашей главной миссии – обращать сердце человека к Богу и к ближнему.  При том, что большинство таинств Церковь  совершает безвозмездно. 
 
Какие социальные проекты поддерживает Самарская епархия? 
Мы ведем ряд социальных проектов, но не в тех объемах, как нам хотелось бы. По нашим возможностям так ударил XX век, что мы до сих пор возрождаемся. Самарская епархия возродила благотворительный формат богадельни. В городе она осуществляет работу на территории Иверского женского монастыря. При храме Трех святителей на улице Стара-Загора возрождается сестричество милосердия, оказывающее помощь нескольким больницам города. Ведется строительство уже упомянутого Детского образовательного центра. Желая изменить к лучшему жизнь в родной губернии, Самарская епархия среди других регионов является новаторской по многим направлениям.
 
В 1990-е годы множество людей обратились к религии, спустя годы разочаровались, ушли из церкви. Почему так происходит?
То, что люди разочаровываются в своих ожиданиях от церкви – это естественный процесс, связанный с непониманием природы Церкви. Мы приходим в храм, просим Бога исполнить наши желания. Проходит время, мы не получаем того, о чем просили Господа, попадаем в жизненные ситуации, которые нам не нравятся, не понимая, что они даны нам для возможности измениться к лучшему, стать добрее, терпимее. Вместо этого мы гневаемся на Бога, на церковь. Суть православия невозможно постичь вне тайны креста, который дан каждому из нас и каждый из нас его несет. А церковь  – это не элитарный клуб, вступив в который, человек автоматически получает материальные привилегии. Безусловно, мы этот фактор заблуждений знаем и учитываем во время проповедей. Мы не загоняем людей в храмы насильно, используя методы устрашения. Нет. Мы стараемся объяснить, донести смысл христианства и не материальных, а духовных ценностей, которые оно дает. 
 
РПЦ и государство: насколько они автономны?
Святитель  Иоанн Златоуст говорил: человек двусоставен. У него есть тело и есть душа. Нужно заботиться и о том, и о другом. Задача государства – забота о теле. Не в физиологическом смысле, конечно, но в том, чтобы обеспечить порядок, дать возможность получить образование и профессию. Церковь же заботится  о душе,  дает нравственный ориентир. Как государство не должно пытаться навязывать свои принципы Церкви, так и Церковь не должна руководить политическими вопросами. Ситуация, когда каждый из этих органов ведет свою работу во взаимопонимании, не пытаясь пересечь интересы друг друга, – это и есть гармоничные отношения церкви и государства. История России знает немало примеров нарушения границ: отдельные представители церкви пытались вмешиваться в государственные дела. При  Алексее Михайловиче, например, вследствие чего произошел раскол внутри Русской православной церкви.  В свою очередь Петр I пытался установить жесткий контроль над Церковью, упразднив патриаршество и создав Синод. Это решение способствовало ослаблению института Церкви к 1917 году. В современной России, на мой взгляд, складываются гармоничные отношения. Нас часто  упрекают в том, что Церковь чересчур поддерживает действия государства. Но мы прекрасно понимаем: сильное государство – сильная Россия. Чуть ослабнем – сползем в хаос. 
 
А как складываются отношения РПЦ с другими конфессиями?
Россия – исторически многонациональная и многоконфессиональная страна. На ее территории  всегда было много мечетей, особенно здесь, на Волге, где располагались татарские ханства – наследники Золотой орды, широко представлена иудейская община, а после присоединения Прибалтики – и лютеранская. Каждая религия имеет свое видение спасения человека. Но у нас есть и точки соприкосновения – это сохранение традиционной семьи, увеличение популяции в России, обучение детей традиционным ценностям в канонах религии их семьи. Общие глобальные задачи способствуют хорошим взаимоотношениям между конфессиями. Мы проводили ряд общих мероприятий с представителями исламской конфессии в Самарской области, с лютеранской общиной мы ведем ряд социальных проектов. 
 
У молодого поколения есть потребность в вере? Между православной церковью и молодежью существует коммуникация?
Я вижу, что все больше людей искренне ищут Бога. Среди прихожан резко возросло количество мужчин и молодежи.  Нестабильность в мире возрастает, люди нуждаются в опоре. Бог может дать силы пройти испытания, защитить, уберечь, сохранить в нас человечность. Молодежь – это наше будущее. Я уверен, что они должны получить свои знания о Боге, а как они ими распорядятся – они решат сами. Откуда среди молодежи отрицание Бога? Они не знают, в чем суть веры. Они живут мифами о вере и религии.  Мы ведем работу с молодым поколением. Это не только о школьном курсе «Основы  религиозной культуры». Мы разговариваем с детьми на самые разные и актуальные темы. Если говорить о молодых людях более старшего возраста, то у нас действует межвузовская кафедра теологии и истории религии, в рамках которой в каждом высшем учебном заведении есть священник-куратор, он составляет план работы с молодым поколением. Они  участвуют в восстановлении храмов, оказывают помощь ветеранам ВОВ и так далее. У нас нет цели насильно привести молодежь в храм, но мы хотим, чтобы они задумались о семейных ценностях, о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной не на физическом, но на духовном уровне. У нас часто говорят  о сексуальном воспитании подростков, но никто не учит их, как стать хорошим мужем или женой, как создать счастливую, крепкую семью.  
 
Общий язык с ними найти легко?
Больше половины наших священников – люди возраста 25-35 лет. Конечно, они находят общий язык с молодежью. К каждому возрасту Церковь находит свой подход.   
 
Какой цитатой из Евангелия Вы  могли бы охарактеризовать наше время?
Цитатой из апостола Павла в его первом послании к фессалоникийцам: «Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба». Смотрите, что произошло: XX век – век атеизма и борьбы с религией. Не только в России – в мире. Традиционные конфессии оказались ослабленными. Наивысшими ценностями становятся материальные, а не нравственные, человек перестает жить духовными понятиями. Из культуры уходят традиционные классические  принципы. К чему это приводит? Человек становится уязвим перед силами зла.  Пытаясь стать свободным от Бога, человек становится свободным от совести. Если человек утрачивает веру и совесть, он  превращается в животное, покрытое легкой интеллектуальной оболочкой, как говорил Ницше. И тут уже стоит вопрос о сохранении будущего человечества. Зыбкость мира ощущается всюду: политика, утрата духовных ценностей, экологическая катастрофа. Кризисы, которые посылает нам Бог, чтобы обратить внимание на наши ошибки. Мы перестали чувствовать единение с природой, перестали решать свои вопросы с позиции любви и разума, ставя на пьедестал прежде всего самих себя.  Если мы хотим сохранить этот мир, мы должны начать с перемен в себе. 
 
 
Храмы строятся церковью на собственные ресурсы и пожертвования верующих. Государство не инициирует строительство новых объектов, но помогает в восстановлении храмов и монастырей.
 
 
Что бы Вы могли сказать всем православным Христианам в светлый праздник Пасхи?
Святитель Григорий Богослов называет Пасху «Праздником праздников и торжеством из торжеств», и действительно, в эти святые дни особая, неземная радость переполняет сердца верующих.  В эту темную ночь храм заполнен светом, люди приветствуют друг друга словами: «Христос Воскресе! – Воистину воскресе!». В народном сознании пасхальные дни связаны с приготовлением особой пищи, прежде всего это куличи и крашеные яйца. Древнее предание свидетельствует, что равноапостольная Мария Магдалина, прибыв в Рим к императору Тиверию, приветствовала его словами пасхальной радости. Римский владыка в ответ сказал, что скорее яйцо, которое держит Мария, станет красным, чем Распятый на кресте воскреснет, после чего яйцо стало ослепительно красным. Пасхальный кулич напоминает нам о притче Спасителя, в которой Он уподобил Царствие Божие в человеке с двумя мерами муки, в которую женщина добавила дрожжей, пока все не взошло. Невидимо и таинственно возрастает вера в наших сердцах, но затем приносит обильный плод.
 
Святитель Иоанн Златоуст в своем Огласительном слове говорит, что ад не смог удержать в своей власти Христа. Он приразился телу и был побежден Божеством, мрак засиял светом Христовым, смерть, которая там царила, побеждена, жизнь жительствует. Пасха действительно изменила природу этого мира. Смерть на земле теперь для нас не страшна; она – сон, успение, она – ожидание нашего воскресения из мертвых. Любовь побеждает смерть – вот для нас главный урок Святой Пасхи. И если мы все научимся любить, то мир вокруг нас изменится по-настоящему – тогда к нам придет Царство Божие и Новая жизнь. Если мы будем жить по законам любви, то станем возлюбленными детьми Господа и сможем с радостью взглянуть в лицо каждого человека и приветствовать его пасхальным приветствием – Христос Воскресе!




 
Детский епархиальный образовательный центр
Это структура дополнительного образования. Фонд существует с 2004 года. С 2008 года имеет лицензию на ведение образовательной деятельности и получает субсидии от министерства образования и науки Самарской области на возмещение затрат по реализации общеразвивающих программ. На сегодняшний день фонд включает в себя 26 структурных подразделений и 82 места реализации образовательных программ. Численность обучающихся составляет 7017 учеников поголовно и 11 111 по объединениям. Численность педагогов –352 физических лица. 
 
НФ «ДЕОЦ» стал участником программы «Успех каждого ребенка», представлен в Навигаторе дополнительного образования, ежегодно участвует в анонимном опросе родительской общественности о качестве услуг. В 2019 году получил достойную оценку со стороны родителей, детей и неравнодушной общественности в независимой оценке качества предоставляемых услуг, организованной министерством образования и науки Самарской области. Имеет конфессиональную аттестацию, ежегодно направляет сотрудников на переподготовку и повышение квалификации.


Деятельность Сестричества направлена на оказание безвозмездной комплексной помощи нуждающимся людям. В настоящий момент еженедельно помощь получают более 400 человек. Братья и сестры милосердия оказывают помощь пациентам больниц, на дому одиноким, нуждающимся в уходе людям, больным тяжелой формой ДЦП и эпилепсией, многодетным семьям и семьям, пострадавшим от пожара. 

26 апреля 2022
Читайте также:

Наверх