Виталий Стадников: о доме, идентичности и желании иметь крылья

Хорошо там, где мы есть?

Человек мира и человек слова. Архитектор, который всегда здраво оценивает мир вокруг и свободно говорит то, что думает. Сохраняя прошлое, строит будущее. Советник губернатора Самарской области по градостроительной политике, кандидат  архитектуры и доцент Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ Виталий Стадников встретился с GL и рассказал, зачем ему большая семья, почему мужчине теперь не нужно строить дом, а нам всем спасать Самару. 


Виталий с супругой Светланой и детьми: Григорием, Анной и Романом 

Виталий, на становление человека влияет семья и то пространство, окружение, которое его формирует. Как рос парень незаурядных способностей на рабочей Безымянке, то есть Вы? 
Понимание ценности семьи – это долгая история, которую мне осознавать до сих пор приходится. Моя семья очень благополучная, никто ни с кем не разводился, родители – инженеры, у меня вся родня была эвакуирована в Куйбышев. Вместе с тем меня воспитывали как творческого человека – свободного и самодостаточного. Мне никто профессию не навязывал, я ее сам выбирал. А что касается пространства – я на Стара-Загоре жил, учился на Безымянке. Не знаю, что первичнее: материальная среда или социальная. Одно другое формирует взаимно, но, безусловно, если ты вырос на Безымянке – ты одна личность, а в старом центре Самары – совсем другая, конечно же. Тут разница есть, но не вопрос что хуже, а что лучше. 
 
А что есть у одних и нет у других? И вообще чем мы, самарцы,
отличаемся от жителей других городов? 
Помимо Самары есть Куйбышев. Жители Самары и Куйбышева – это разные люди. Среди жителей Самары можно встретить как маргинальные слои, так и коренных представителей города. Тех, кто представляет собой корни, они среду очень хорошо чувствуют. Знают и привязаны корнями именно к этой среде, к земле. Таких в Самаре в принципе очень мало. 
Это черта не только Самары, а советских городов, советского общества, пофигистское отношение новых на тот момент людей к тому, что происходит со средой: сносят – ну и ладно. Уничтожили, а я и не знал, что там было! Хотя в разных городах, конечно, по-разному. С Питером попробуй сравнить. Или возьмем Европу. У них не было такого, что их отрывали от корней и переселяли в другие города. Из-за этого понимание ценностей среды гораздо лучше сформировано. Или, например, в южных районах России привязанность, идентичность глубже. 
 
А Самару еще можно спасти, чтобы мы совсем не растеряли эти вот корни, идентичность нашу?  
Надо не помогать, надо воспитывать ее. Потому что никто не осознает по большому счету, что происходит. Вот это осознание идентичности, оно на начальной стадии находится, и оно не отражено в политике региональной вообще. Мы продолжаем отработку идентичности советского времени – Самары Космической, тогда как надо искать новые смыслы. Пока мы живем прошлым – будущего никакого нет. Отражение ментальности нашего города – аполитично-депрессивно. Самару можно назвать позитивной, только если сюда приехать на три дня в хорошую погоду летом. А если приехать в ноябре или конце марта, у тебя будет совсем иное представление. Все потому, что мы не верим ни во что, кроме Самары Космической и Второй столицы – мне кажется, это совсем что-то выжатое из реальности, не стоит верить в эти штампы. 
 
Во что, по-Вашему, надо верить, чтобы нам всем было интересно и кайфово здесь жить? 
Чтобы город развивался, нужно строить не в парадигме внутри страны, а в парадигме общемировой необходимо искать свои особенности, которые для меня совершенно очевидны. Это уникальные рекреационные качества города, развитие науки, индустрии, культуры. Много сильных вузов внутри Самарского региона сформировано – этот кластер образовательный очень мощный! 
 
Пока самарцы думают, что все вокруг плохо – их мнение никогда не станет иным и считаться с ними никто не будет, и инвестировать в регион серьезно тоже никто не станет. Прослойка технической интеллигенции, довольно высококультурной, которая возникла в XX веке здесь, исчезла, ее больше нет, а новая не создана. Когда проводишь больше недели в Самаре, попадаешь в тиски апатии большой. Поэтому надо самому эту энергию жизни вырабатывать и распространять на других людей. Вдохновлять их, воспитывать! Как детей.  
 
У Вас, кстати, трое наследников, Вы родитель опытный – они чем увлечены? 
Старший-то у меня учится в основном на инженера. Культура его интересует во многом. Младшие – им по 13 лет, дочь спортом занимается, а сын довольно творчески одарен. То есть и писать хорошо может, и рисовать.  Ну так, обычные нормальные забавы.  Понимаете, в их сознании пространство творчества, искусства приобретает значимость. Хочется, чтобы и в мозгах обывателя, и чиновника тоже было так. Тогда Самара как творческое пространство будет расширяться и в физическом смысле расти. Это огромный импульс для развития среды, интереса пребывания в городе, тогда и люди захотят сюда вернуться. По отношению к Самаре я бы очень хотел, чтобы это место было такое, куда не просто хорошо приехать, а где хорошо жить долгое время, то есть степень открытости, доверия, расположенности – она должна быть более продвинутой. От этого и крылья растут за спиной, появляется ощущение полета – например, над Волгой.  
 
Скажите, раз уж мы с семьи наш разговор начали: дом – родовое гнездо, которое сам построил, передаешь детям – для них это еще актуально? 
Россия — это урбанизированное общество. Ценность семьи, она варьируется. Нужно уметь создать условия, чтобы дети хотели к тебе возвращаться. Это не значит, что надо купить участок, строить дом и жить там до конца жизни. Все стало куда более подвижным, и это нормально. А вот культурное осознание корней: почему нужно их сохранять – это понимание того, кто мы есть. Я как человек, который не может даже посчитать, сколько квартир сменил в жизни, не могу сказать, что для меня важно иметь дом. Но свои корни я знаю, это огромный пласт исторический, мощный очень. Сейчас люди приезжают и уезжают из города, молодежь выучилась и уехала – это не проблема. Проблема в том, чтобы новые поколения сохранили идентичность и умели создавать дополнительное благо вокруг себя, хорошие условия для жизни, в том числе в Самаре. 
 
 
Развиваются новые актуальные научные сферы, которые сейчас востребованы, и, чтобы это развитие шло благополучно, нужно сконцентрировать силы на том, что реально есть. Двигать программы по привлечению студентов из-за границы. Ведь проблема самарской ментальности заключается в том, что 95% людей не могут поверить в то, что они не лузеры. Казань может, Екатеринбург может, а Самара с огромным потенциалом сама в себя не верит. 







11 августа 2021
Читайте также:

Наверх