Мой Тольятти



На глазах этих людей рос, развивался, переживал трудности, менялся современный Тольятти. Каждый из наших героев внес свой — разный — но обязательно важный и неоценимый вклад в жизнь города, и каждый из них помнит свой Тольятти. Какой? Мы сейчас узнаем!


АНАТОЛИЙ ВОЛОШИН 
Председатель правления
ООО КБ «Эл банк»


Вспоминая Тольятти, вновь переживаю ритм жизни, характерный для тех лет, то первое впечатление, которое я испытал, едва познакомившись с городом, и те, что я испытывал потом — когда узнавал его все лучше и лучше.

В 1977 году в Тольятти на Волжский автозавод приехала тысяча молодых специалистов. Мы были люди, чья жизнь бурлила и кипела! Это относилось ко всему: к комсомолу, к производству, к быту. Тольятти и ВАЗ были молодыми! Даже наши руководители были старше лет на 10 — приехавшие сюда первым призывом в 1967 году.
Моя жизнь по приезде в Тольятти была связана с Автозаводским районом — мы жили в нем как в отдельном городе. В Комсомольском районе я бывал, может быть, один раз в десять лет, в Центральном – чуть чаще. 
Вспоминаю «малосемейки» и общежития, с которых все начиналось... Помню, как дружно жили, как сообща решали любые проблемы, помогая друг другу. Тогда не было безразличных людей. Кстати, именно в те времена закладывались городские и вазовские спортивные традиции, такие популярные сегодня: лыжный марафон, легкоатлетическая эстафета. Мы дружно строили лыжные базы в лесу, ходили в походы по Жигулям. 
Город поразил меня огромнейшими широкими проспектами. Улицами, по которым «летали» советские автомобили. После разнокалиберного невысокого купеческого Нижнего Новгорода — тогда город Горький — где я учился, было непривычно видеть типовые квадратные дома, настоящие «спальные» районы.
...А ресторанов тогда в Тольятти было всего два или три. По-моему, «Волжские зори» и «Дружба»...
...Самое яркое воспоминание того времени — шикарный вид из окна квартиры друзей в 6-м квартале на солнце, встающее над Волгой.
Все летние месяцы мы в то время проводили на пляже — широком и красивом: купались, играли в спортивные игры. ...Кстати, я не помню, чтобы тогда Волга так цвела. 
Тольятти и Волжский автозавод, конечно, были хороши не только благодаря природе Жигулей и Волге. Но были и недостатки: недостроенная набережная, недостроенная гостиница. 
Помните анекдот? Идет экскурсия по Тольятти для японских туристов. Экскурсовод в автобусе рассказывает о строительстве завода и города. Рассказал о кинотеатре «Сатурн» на 1200 мест, одном из самых больших на тот момент, рассказал о жилых районах... Автобус доехал до недостроенной гостиницы. Экскурсовод говорит: «А вот гостиница, которая должна была быть построена в 1967 году». На следующий день экскурсовода вызывают в КГБ, делают внушение, дескать: «Нельзя японцам рассказывать о недостатках города и завода». На следующий день идет другая экскурсия, и туристы спрашивают у экскурсовода, указывая на гостиницу: «А это что такое?!». Экскурсовод удивленно глядит на здание и отвечает: «Это? Не знаю. Еще вчера этого здесь не было!».
Сегодня эта недоработка советского времени исправлена – гостиница достроена. 
Сейчас в Тольятти много знаковых мест. В Ротари-клубе однажды возникла идея создать памятник собаке — и мы воплотили ее в жизнь. И, конечно, с гостями города интересно летом приходить к памятнику Татищеву. Хотя мне лично там не хватает звучания русской народной музыки вокруг. Здорово гостей летом катать по морю. Также в свое время работала шикарная площадка «Пирамида», которой давно не существует. 
Нашему городу сложно чем-то выделиться с точки зрения архитектурного искусства. Но в промышленности мы можем гордиться ВАЗом, Музеем военной техники, созданным с любовью К.Г. Сахаровым. Правда, сейчас дальнейшая судьба музея непонятна.
Сегодня нам нужно создавать в городе события, поддерживать легенды! Этого не хватает городу. Жителям города — и властям, и гражданам — не хватает единства, которое было при Владимире Каданникове. И еще ранее. Печально это констатировать, но сегодня я не вижу той сплоченной элиты, которая боролась бы за город и развивала его.
Помните формулу счастья банка, который я возглавляю? Счастье — это сумма разнообразия форм организации труда и разнообразия форм досуга, умноженная на позитивное ожидание будущего. По ней и нужно строить жизнь! Строить наш Тольятти!


Памятник-символ немецкой овчарке, не забывшей своих хозяев после их гибели, или «Памятник преданности» установлен в Тольятти на пересечении Южного шоссе и улицы Льва Яшина
Долгие годы овчарка жила на обочине Южного шоссе Тольятти, где попали в автокатастрофу и погибли ее хозяева. Собака тоже находилась в машине и чудом осталась жива.
Со дня трагедии она, вероятно надеясь, что хозяева все-таки вернутся, в любую погоду ждала их возле дороги. Тольяттинцы назвали пса Верный. Его не раз пытались забрать домой, однако он каждый раз возвращался на свой пост. Ему строили будку — он игнорировал удобства. Единственное, что Верный принимал от сердобольных людей — еда, которую ему привозили горожане. Наверное, в Тольятти не было ни одного человека, который хоть раз не остановился бы возле собаки и угостил ее чем-нибудь.
Так пес прожил семь лет, сохранив верность себе и своим хозяевам, которых он так и не дождался.
После его смерти тольяттинцы решили увековечить память о легендарной овчарке. У дороги поставили щит с надписью: «Псу, научившему нас любви и преданности». Но плакат постоянно сдувало ветром. Тогда тольяттинская общественность во главе с представителями Ротари-клуба выступила с инициативой поставить Верному настоящий бронзовый памятник. И он появился через два года после смерти пса.



ВИТАЛИЙ ЗЫКОВ
Основатель и владелец ресторана «1888»

«Я  хорошо помню, как на месте ресторана «1888» росла картошка». Тольятти, 60-е

«Новый город» Тольятти стал активно строиться после 1967 года. До этого на огромной территории не было ни одного дома. Только сплошь росла пшеница.
Вообще Тольятти моего детства – зеленый город. И очень чистый. Леса как шелк: в них жили лоси, совы, ежи, белки – животный мир был очень разнообразный. Мы собирали костянику, землянику, грибы. Вокруг города было чудно! Мне нравилось наблюдать за тем, как удалые ребята около Жигулевской ГЭС ныряли в воду с веревками в руке. На конце каждой веревки был крючок. Этим крючком они цепляли рыбу. Причем в Волге тогда водились очень дорогие виды: белуга, осетр, севрюга.
 Старая часть города – Ставрополь-на-Волге – была деревянной. А дома были как в уральских и сибирских деревнях – с резными фасадами, наличниками.
Когда я стал старше, то уже с друзьями изучал уголки старого Тольятти. Помню, как открылась первая троллейбусная линия и мы с ребятами ездили просто ради того, чтобы прокатиться от одной конечной остановки до другой. Линия заканчивалась там, где строился автомобильный завод. 
Любили гулять по Порт-поселку. На границе с Комсомольским районом был большой песчаный обрыв – мы с мальчишками там катались «на пятой точке». Но сильнее всего завораживали дебаркадеры и пароходы Порт-поселка. Стари-и-и-инные, скрипучие – настоящие раритеты по нынешним временам. Такие, как «Ласточка» Паратова из фильма «Жестокий романс». Там же можно было найти разбитые памятники – напоминание о дореволюционной купеческой истории Ставрополя. Надпись на одной из находок так и гласила: «Купцу первой гильдии».
Знаете, любовь к своему краю рождалась и крепла в прогулках по местам с историей. Нас, школьников, отправляли в санаторий «Бережок». Когда-то это было здание Воскресенского монастыря, во время Великой Отечественной войны здесь располагался госпиталь, а до революции была Земская больница. Уже после ее окончания сюда приезжало много ветеранов поправить здоровье.
В санаторий «Лесной» мы с друзьями бегали на кухню – просить компот. Но повара наливали нам кумыс. Здесь была кумысная лечебница, которых раньше в Ставрополе было много. История этого санатория также неразрывно связана с войной. Здесь находилась школа фронтовых переводчиков, которую окончили прославившиеся уже после войны люди — актер Владимир Этуш, композитор Андрей Эшпай, Вениамин Кожемякин, первый начальник отдела управления КГБ по Тольятти.
Детские знания о войне, знакомство с тольяттинской историей, тем более, когда ты воочию наблюдаешь места, связанные с теми событиями, на всю жизнь впечатлили меня. С детства я проникся глубоким уважением к ветеранам – людям, на чью долю выпало жить в это страшное время. Возможно поэтому я уже 23 года подряд в день 9 мая в поселке, где живу, накрываю огромный стол – приглашаю всех жителей разделить этот праздник. Собирается порядка тысячи человек! Раньше приходили ветераны. Теперь их осталось только 20 человек. Тем, кто не может прийти, мы привозим угощения прямо домой, дарим подарки.
«Тогда звон гитарной струны казался звонче и добрее». 70-80’е
В студенческие годы я увлекался альпинизмом. Потому с пятницы по воскресенье пропадал с друзьями на горе Верблюд. Эта часть жизни для меня очень значимая. До сих пор когда проезжаю мимо – испытываю чувство ностальгии: внутри щемит и тянет.
В 70-х годах началась застройка территории района Шлюзовой, в качестве стиля архитектуры был выбран советский ампир – это до сих пор одно из красивейших мест Тольятти. 
Конечно, молодыми мы ходили на танцплощадки. Их было несколько, локация менялась. Сначала мы ходили на танцплощадку между улицей Свободы и Комсомольской, там были закрытые спортивные залы. А потом ее перенесли на территорию неподалеку от ДК Ленинского комсомола. Сейчас на этом месте находится кукольный театр.
Тольятти начала 70-х – это, конечно, прежде всего первые Грушинские фестивали. Я помню, как на Мастрюковские озера приезжали молодые, красивые, хорошо поющие барды Юрий Визбор, Александр Дольский, Владимир Ланцберг.
«Я могу сказать, что 90-е годы были похожи во многих городах России»
Преступность в 90-е годы развивалась там, где было большое количество бессчетных денег. В Тольятти криминал был связан с продажей автомобилей. В Екатеринбурге, Санкт-Петербурге – были свои причины. Молодых спортсменов привлекали к гвардии рэкета. Печально, что в ту пору погибло много молодых ребят. Но это общая для России беда того времени.
 
P.S.
К сожалению, часто приходится слышать разговоры, что в Тольятти стало хуже, беднее. Это не так. В нулевых мы слишком просто стали относиться к деньгам, легко тратить. А сейчас город стал жить по средствам. 

С ресторанами до 2000-х годов было туго. На весь город их было тогда всего 3-4. «Утес» в Центральном районе. Затем появилась гостиница «Жигули», при ней был ресторан, но туда почти никого не пускали «с улицы», так как там жили иностранцы, которые работали на ВАЗе. Досуг был не ресторанный, а больше активный.


Читайте также:

Наверх