Даже не думай О ТОРТИКЕ!






Молекулярный биолог и научный журналист Ирина Якутенко рассказывает, что мешает нам противостоять соблазнам, и как найти в себе силы сказать «нет» торту и соцсетям и прийти к успеху.

 

Ирина Якутенко
Автор книги "Воля и самоконтроль: Как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами". Молекулярный биолог и научный журналист. Работала научным рекдатором "Ленты.ру" и выпускающим редактором "ТАСС: Наука", руководила отделом науки "Вокруг света". 



 Человек успешный 

Ученые долгое время пытались выявить, какое именно качество определяет успешность человека. Взаимосвязь с уровнем интеллекта есть, но недостаточно однозначная. Успеха, действительно, чаще достигают люди с IQ  выше среднего. При этом во многих сферах первенства добиваются не напряженным умственным трудом, например, в спорт, и немало интеллектуалов заканчивают жизнь в нищете. 

Взаимосвязь успешности с внешностью отсутствует полностью, причем не только в карьере, но и в личной жизни. Возможность выйти замуж, родить детей и сохранить брак совсем не зависит от привлекательности. Добиваться успеха часто помогает достаток родителей, но это фактор сугубо внешний, и совсем не объясняет, например, феномен Илона Маска. 



 Когда очень хочется зефира 

Критерий успешности случайно обнаружил Уолтер Мишел, благодаря знаменитому зефирному тесту 1960-х годов. Он оставлял детей 4-6 лет в пустой комнате за столом, на котором лежал единственный маршмеллоу. Ученый объяснял ребёнку, что тот может съесть лакомство сразу или дождаться его возвращения и получить ещё и второе. После этого он уходил, оставляя бедного малыша один на один с зефиром на целых 20 минут! Опыт, повторённый потом много раз с детьми из разных стран и социальных групп, всегда давал один и тот же результат: примерно треть детей проявляла силу воли и дожидалась второй зефирки, а две трети выбирали одну, но сразу.

Спустя 20 лет Мишелл решил проверить, как сложилась судьба участников его эксперимента. Оказалось, что дети, которые смогли дождаться второй зефирки, в целом стали успешнее в жизни. Они закончили больше ступеней образования, сильнее преуспели в карьере и личной жизни /реже разводились, реже сталкивались с необходимостью прерывания беременности/, отличались лучшим здоровьем, состоянием зубов и отсутствием лишнего веса. «Слабовольные» тоже добились определенных успехов, но, в целом, уступали группе «волевых». 

Итак, этот и множество других экспериментов однозначно называют залогом достижения результатов — силу воли, или, по-научному, — способность противостоять импульсивному поведению. Экспериментально доказано, что она зависит от особенностей физического строения человека, в частности, функционирования определенных зон мозга. Плохие новости для тренеров личностного роста и их адептов: сила воли — это не навык, и ее нельзя прокачать. Наш мозг всегда одинаково реагирует на соблазн, и нельзя надрессировать его проявлять себя иначе. Никакие призывы «соберись тряпка» и публичные обещания не могут перестроить человека насовсем. Максимум до первого срыва. Разбираемся, кто виноват и что делать.

 

 Зачем они меня соблазняют? 

Мы реагируем на соблазн импульсивно, через эмоциональную систему. Эмоции гораздо сильнее доводов рассудка, потому что в ходе эволюции возникли гораздо раньше, чем сами структуры, которые отвечают за планирование и логическое мышление. Организм до сих пор с недоверием относится к этим «молодым» участкам мозга, отключая их первыми в случае стресса или недостатка питания /например, на диете/, отдавая нас во власть импульсивности и неадекватных реакций. 

Именно эмоции были системой, которая помогала выживать еще первобытным млекопитающим. Шорох в кустах означал для них опасность, от которой нужно немедленно убегать, не анализируя природу шума. Еда была несомненным благом, особенно сладкая и жирная. Противостоять эмоциям нам и сейчас непросто потому, что они через систему биохимических связей меняют работу всего организма на физическом уровне. Просто попробуйте сдержать слюноотделение при виде еды или успокоить участившееся от страха или возбуждения дыхание. 

Проблема в том, что в эпоху, когда у наших предков развивалась эмоциональная система, их жизнь была бедна на соблазны. В их мире не было фастфуда и продовольственных супермаркетов, табака и алкоголя, гаджетов, соцсетей и распродаж. И наша эмоциональная система, как и миллионы лет назад, сегодня продолжает реагировать «хочу» на любой соблазн.   



 Кто виноват? 

Есть три основных причины слабоволия: 

  • слишком активная эмоциональная (лимбическая) система, которая реагирует на соблазны не переставая;
  • медленная или недостаточно активная работа систем контроля импульсов - лимбическую систему по-разному сдерживают сразу несколько зон мозга;
  • медленная или недостаточно активная работа системы логического мышления и принятия решений, то есть нашей префронтальной коры, которая отвечает за всю интеллектуальную деятельность.


 ДНК — всему голова 

Насколько «хорошо» работает наш мозг во всех трех случаях решает ДНК. А именно — какие варианты генов, которые отвечают за восприятие и передачу дофамина и серотонина, вы унаследовали / эти вещества-нейромедиаторы участвуют в передаче электрохимического импульса в тканях мозга /. 

Дофамин дает не удовольствие, а чувство предвкушения удовольствия. Просто представьте, как слой за слоем снимаете подарочную упаковку с коробки размером с новый айфон. Он дает нам мотивацию, ведь именно ожидание приятного заставляет действовать. При проблемах в дофаминовых цепочках стремление к большой жизненной цели является для человека слишком слабым побуждением. Он постоянно отвлекается от нее, дополучая дофамин через маленькие радости — сериалы, еду, спиртное. 

При проблемах с передачей или усвоением серотонина появляется общее ощущение неблагополучия — все хорошо, но что-то не так. Это его люди пытаются компенсировать едой и шопингом. В том, чтобы заедать это чувство, есть своя логика. Серотонин — единственный из важнейших нейромедиаторов, которые мы можем синтезировать только из пищи / аминокислоты триптофана /. Содержится она в продуктах полезных, но калорийных, например, орехах и сыре. После суток на бестриптофановом рационе испытуемые в предлагаемых экономических играх принимали рискованные решения и совершали неадекватные поступки. Тот же эффект дает пара дней на монодиете — гречке или яблоках. 





Читайте также:

Наверх