ДМИТРИЙ, МАША И СЛАВА ГОРЯЧЕВЫ

 ПЕРЕД НОВЫМ ГОДОМ И РОЖДЕСТВОМ ВСЕГДА ЖДЕШЬ СВЕТЛУЮ И ТЕПЛУЮ СКАЗКУ. ХОТЬ РАЗ В ГОД ХОЧЕТСЯ В НЕЕ ПОВЕРИТЬ И НАЙТИ КАКУЮ-ТО МАГИЮ, КОТОРАЯ ДАСТ СИЛ И ПРОСТО УСПОКОИТ. И ПАРА ДМИТРИЙ И МАША ГОРЯЧЕВЫ – КАК РАЗ ТАКОЕ НОВОГОДНЕЕ ВОЛШЕБСТВО, ТЕПЛОЕ, УЛЫБЧИВОЕ И ЛЮБЯЩЕЕ. ОБЩАЕШЬСЯ С НИМИ — И ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ДЛЯ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА ЕСТЬ ЕГО ВТОРАЯ ПОЛОВИНКА. И ЧТО NOBODY OUGHT TO BE ALONE ON CHRISTMAS* /НИКТО НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОДИНОК В РОЖДЕСТВО/.

 

ДМИТРИЙ ГОРЯЧЕВ: ЛЮДИ, ОБЩАЯСЬ, НАХОДЯСЬ В ОТНОШЕНИЯХ, ФОРМИРУЮТ ДРУГ ДРУГА. МЫ ДВА СФОРМИРОВАННЫХ ДРУГ ДРУГОМ ЧЕЛОВЕКА. МЫ СДЕЛАЛИ ДРУГ ДРУГА ТЕМИ, КТО МЫ ЕСТЬ СЕЙЧАС.

 

GL Вам, наверное, не раз говорили, что вы внешне очень схожи друг с другом. Глядя на вашу пару, начинаешь верить в то, что внешнее сходство — залог гармоничного союза...
Маша Горячева: Да, нам говорят, что мы гармоничная пара и что мы похожи внешне. Но я, честно, этого не замечаю. У нас и характеры совершенно разные. Гармонию нашей пары составляет схожесть внутреннего мира. Например, я говорю: «Ты знаешь, я в одном журнале увидела скатерть из пайеток. Представляешь, как будет здорово смотреться на нашем празднике!» Любой другой мужчина начал бы рассказывать, что это неудобно, непрактично, как мы вообще на ней будем есть. А Дима просто говорит: «Я уверен, что ты сделаешь так, что нам будет очень уютно». Понимаете, он дает мне возможность раскрываться. Никогда не рубит, не режет, не запрещает. Дима меня поддерживает очень аккуратно и с большим вниманием и опекой. Он понимает, когда меня нужно подстраховать, поддержать. Не просто в лоб говорит мне: «Устала — ну отдохни». Или если я грущу, то начинает грустить вместе со мной. Нет! Он создает атмосферу радости, праздника, чтобы я смогла переключиться на хорошее, уйти от своих проблем. Недавно был момент, который растрогал меня до глубины души. Была сложная рабочая неделя, я находилась на грани срыва. Прихожу домой в соответствующем настроении, а Дима включил музыку, поет, танцует, хотя он этого никогда не делал. Сначала, если честно, меня это взбесило. Как так: мне плохо, а он веселится! Дима взял меня за руку и сказал: «Я же вижу, что тебе грустно, потому решил быть веселым. И буду веселить ровно столько, сколько понадобится». И меня это очень тронуло.
GL А как вы предложение руки и сердца Маше сделали?
Дмитрий Горячев: Предложение Машуле я сделал в Париже. Мы с ней гуляли, а кольцо всегда лежало в правом кармане. Эмоционально я был очень напряжен, ведь надо было выбрать время, место, случай подходящий. Было несколько попыток. Помню, мы сидели около озера. Я уже засунул руку в карман, собираюсь достать кольцо и понимаю, что настолько нервничаю, что не могу вообще связать слова. Маша смотрит на меня с непониманием, мол, в порядке ли я. Я отвечаю:
«Да-да, все хорошо, пойдем куда-нибудь в другое место». Мы зашли в кафе недалеко от Эйфелевой башни, ели круассаны, пили вино – вот там я сделал ей предложение.
Маша Горячева: Причем все друзья, кроме меня, знали, что Дима везет с собой в Париж кольцо. Как ему удалось его спрятать в чемодан – не знаю. Потому что у меня все всегда разложено по полочкам. Когда Дима протянул мне кольцо, я прыгала по всему кафе, была очень счастлива. Он говорил мне: «Тише, сядь, на нас же смотрят».
GL Рождение сына сильно изменило жизнь, взгляды каждого из вас?
Маша Горячева: Мы оба в бизнесе, темп работы сбавить не могли. Когда малышу исполнилось всего 2 недели, мы с ним уже отправились на работу в мастерскую, где для него была оборудована детская комнатка. Каждый день мы так работали. Только с 7 месяцев мы взяли няню. Наша жизнь, конечно, изменилась: ты встаешь, когда скажет «царь», ложишься – когда скажет «царь». Характер у него директорский — в родителей. Он не капризный, но очень целеустремленный. С рождением Славы у меня изменилось отношение и к свекрови, и к своей маме. Я стала понимать мотивы многих их поступков.
GL Взгляды на воспитание детей у вас общие?
Дмитрий Горячев: Идеология общая. Но у мужчины свои тонкости в воспитании, у женщины — свои.

Маша Горячева: Да. Мы много времени посвятили обсуждению дидактического вопроса. Дима говорит, что он будет для детей другом. У меня такая же позиция. Хотя я пока не очень представляю, как это будет. У Славы и Димы совершенно особенные отношения. Через две недели после родов попала в больницу, Дима остался один с младенцем. Это очень сильно повлияло на их контакт. Так, как Слава смеется с папой, он больше не смеется ни с кем: ни с бабушками, ни с няней, ни со мной. Нашим детям, настоящим и будущим, очень повезло с папой. Ни от кого другого я бы не хотела родить ребенка. Я к любой истерике малыша отношусь так: «Няша мой упал, нужно скорее поднять, пожалеть», а у Димы другая позиция. Упал — пусть поднимается. Но что меня радует – у нас в семье нет того, что мы хотим, чтобы наш сын был банкиром или бизнесменом, больше никем, потому что эти профессии принесут ему много денег. Нет. Мы хотим, чтобы дети были счастливы. Если он будет барменом – пусть он будет барменом, главное, чтобы он приходил домой и был счастлив. Улыбался. Или думал: «Как круто, что я бармен». Или повар. Но я не хочу, чтобы ребенок жил в стрессе от слов «надо», «обязан», «должен». Жизнь выведет к какому-то знаменателю, просто вопрос в том, поломает она ребенка уже в детстве или нет. Я надеюсь, верю, что нашим детям будет хорошо в нашей семье.


 

Читайте также:

Наверх