Шихобаловы

Миллионеры, благо творившие

Она встречает нас шихобаловской ухой – знаменитой, богатой, необыкновенной. По рецепту, которым более ста пятидесяти лет назад угощали своих гостей её легендарные предки. Встречает в скромной, но очень уютной квартире. В ответ на наше восхищение смеётся: «Создавать уют – наша фамильная черта». 
А между тем не только уют… Сегодня фамилия Шихобаловых – это символ созданного с нуля богатства, с помощью которого творится огромное количество добрых и нужных дел.
Мощный торговый дом мукомольной промышленности, целая сеть паровых и водных мельниц, сталеплавильный завод, бескрайние поля пшеницы, первые пристани на Волге и первый пароходный флот – Шихобаловы торговали буквально со всем миром, за что были удостоены положения почётных потомственных граждан, чьи наследники имели право на госслужбу наравне с дворянами…
«Только вы должны понять, что ни дворянством, ни купечеством я не горжусь. Не имею права – потому что это не мои труды и не моя заслуга». София Поликарповна Бортник – самая что ни на есть прямая наследница Шихобаловых, но унаследовала она не их недвижимость и миллионы, а уникальное отношение к миру и удивительную шихобаловскую душу – широкую, щедрую, наполненную любовью к труду, Родине и всем окружающим людям.




…Я вообще долго не знала, что мы – Шихобаловы. Родилась в доме прислуги, там же прошло моё детство. Активная и решительная пионерка, комсомолка, часто бросала маме: «Ты что, прислугой была у этих Шихобаловых? Терпеть их не могу – угнетатели, эксплуататоры, богатеи!».
А мама слушала и говорила, не обращая внимания на наши протесты: «Вы должны быть такими, как Шихобаловы». Мы тогда ещё не понимали, что это значит.
 
...Она воспитывала нас крайне строго. Самой главной обязанностью было – учиться какому-то труду. Как, сколько нашего детского времени мы на это потратим  – маму не интересовало. Это наша судьба, и если мы лодыри, не способные себя прокормить, значит, сами виноваты. Мы должны были все время вышивать, вязать, стирать, заниматься другими домашними делами. И только когда работа была выполнена, могли пойти гулять.
Мама всегда очень детально и внимательно расспрашивала, придя с работы, что мы сделали за день. Но никогда, поверьте, ни единого разу, что бы ни происходило, она на нас не кричала. Это шихобаловская черта. Понимаете? Абсолютно никто не имеет права повышать на кого-нибудь голос.
 
...Сегодня мне помогают мои дети и внуки – семья из 14 человек. Я тоже воспитала их по-шихобаловски. Это значит, с большой любовью к труду. Приведу пример. На Пасху пришли мои внуки-правнуки. Правнукам по 11 лет. Мы посидели за столом, и ребята решили пойти погулять с самой младшей – двухмесячной Машенькой по набережной. Все ушли, осталась моя старшая внучка с двойняшками – кстати, постоянными призёрами олимпиад в школе, отличниками, портреты их на Доске почёта висят – внучка и говорит: «Вот мы поели, и кто же посуду уберёт?» Они, ни слова не говоря, всё убрали и помыли. Не боятся никакой работы.


До сих пор все удивляются, что они стали миллионерами не за счёт хитрости и эксплуатации, а ЗА СЧЁТ СВОЕГО ТРУДА!

 
...Мы в моём детстве обычно в половине пятого утра поднимались – и по сей день я никогда дольше не сплю – зато столько дел с утра успеваю сделать!
Тогда мы должны были убрать кровать и причесаться. Выйти из комнаты к маме с лохматыми космами было категорически недопустимо! Причесаться, выйти, умыться, снова вернуться в комнату, помолиться и только потом – за стол, завтракать. Хотя первое время – это было начало 30-х годов – завтракать было нечем. Помню, мама сняла с меня серьги с изумрудами, взяла изумрудное же кольцо и сдала. На деньги вырученные взяла кукурузу и муку – мне и сестре, а ещё валенки — для Фени и Зои. Это были бывшие работницы Шихобаловых – они к нам частенько заходили и помогали по доброй памяти. При этом мама сама никаких валенок не имела, а ходила в брезентовых туфлях, поэтому каждый вечер мы грели воду, чтобы ноги её спасти. Так у Шихобаловых было принято относиться к прислуге.
 
...А ведь сначала Шихобаловы были обычными казёнными крестьянами, жили в селе Наченалы Ардатовского района Симбирской губернии. Религиозные, трудолюбивые, дружные — никаких ссор между ними никогда не было. Образцовая большая семья, очень уважаемая и авторитетная среди односельчан — по воскресеньям крестьяне собирались у них и держали совет, как улучшить свою жизнь.
Рабочие маленького салоплавильного завода, который Шихобаловы в селе построили, ели с ними за одним столом. Уважение к чужому труду и людям, которые с ними общим полезным делом занимаются — стало фамильной чертой на долгие-долгие годы.
Но после страшного пожара, уничтожившего почти всё село, в том числе их дома и завод, семье нужно было начинать жизнь буквально с нуля.
 
Состоятельный казённый крестьянин Михаил Обухов дал им 12 тысяч рублей в долг. Большая семья Шихобаловых — а было их 23 человека — на эти деньги купила два дома — на углу современных улиц Самарской и Ленинградской.
За три года они отдали долг и встали на ноги. Для этого пешком ходили за Урал за скотом, покупали там его — относительно дёшево и сами гнали в Самару. Скот набирал вес в дороге на дешёвых пастбищах — дорожал в цене.
Кроме этого, в середине XIX века крупным военным чинам — участникам Крымской войны, пожаловали земли в Поволжье. Они, конечно, не собирались ехать сюда, бросать столичную жизнь и продавали свои земли за бесценок. Шихобаловы на этих землях стали выращивать новые сорта пшеницы — крупнозерновые, качественные — пользующиеся спросом даже в Англии! Снова — на этот раз в Самаре — построили салотопильный завод.
Они не только честно зарабатывали капитал своим трудом, но и фантастическими темпами развивали экономику Самары.
 
...Да, Шихобаловы процветали, четверо братьев — Михей, Матвей, Емельян и Антон — стали известны даже в Москве. Они стали миллионерами, но никогда не кичились своим богатством и не выставляли его напоказ. И о том, что делали для Самары и людей, братья не объявляли вовсеуслышание.
Когда писатель Алексей Толстой написал, что был на даче у Шихобаловых, где «все сверкали бриллиантами», это неправда. Модно было в это время состоятельные семьи в негативном свете выставлять. Мама страшно была возмущена. Да, бриллианты были, но надевались только для выходов в дворянское собрание или особых случаев. И то, что белочехов якобы встретили с хлебом–солью — тоже совершеннейшая ложь!
Главная черта Шихобаловых, которая проходит через все их поколения, – это необыкновенная любовь к Родине. Поэтому меня ещё маленькой девочкой — 16 мне тогда не было — три раза с поезда снимали, а я рвалась Россию защищать. Пошла учиться, преподавала военное дело, работала в госпитале, стала ветераном Великой Отечественной войны. По сей день не признаю никого, кто пытается уничтожить нашу страну. И детей так воспитываю — настоящими патриотами. Россия для Шихобаловых — прежде всего.


Весьма показательный случай: когда у купцов спросили, какую сумму они потратили на возведение храма Спасителя в Самаре /на месте площади Куйбышева/, Шихобаловы ответили, что никогда не считают денег, пущенных на благое дело.

 
Это удивительно! Всей своей жизнью Шихобаловы показывали, что не бывает богатства ради богатства. Всю жизнь их главным стремлением, главной радостью была помощь людям. Чем больше становилось их состояние, тем больше денег уходило на благотворительность. Только один Антон Шихобалов пожертвовал на благотворительные цели свыше миллиона рублей — для того времени сумма колоссальная. Хотя решения, кстати, братья принимали коллегиально и касса семейная — куда складывали прибыль и откуда брали деньги на добрые дела — у них была общая.
 
В Самаре они вместе строили храмы. Что не успевал достроить один, продолжали братья, дети, жёны. Построили и украсили Ильинскую, Всехсвятскую, Крестовоздвиженскую церкви, новый храм в Свято-Никольском мужском монастыре, Свято-Троицкий женский монастырь в Бузулукском уезде, много храмов в деревнях и селах. Деревянную Покровскую церковь перестроили в каменную — позже она стала Самарским кафедральным собором. Строили школы, сиротские приюты, общежития, больницы, богадельню и странноприимный дом с домовой церковью Преподобного Серафима Саровского. Построили Троицкую церковь на Троицком рынке Самары.
Девочек-сирот отдавали в Иверский женский монастырь на воспитание — при условии, что они не сразу будут монашками, а когда вырастут, по желанию сами определят свою судьбу. А для мальчиков-беспризорников — их много стало на рынках после Русско-японской войны — Шихобаловы построили приют. Причём братья не любили бездельников, поэтому мальчики в приюте делали спички и учились в церковно-приходской школе. Им говорили: «Мы вас кормим, одеваем и учим. Если вы хотите быть богатыми, продавайте спички и копите себе на дело. Если нет – покупайте сладости, это ваше право».
 
В Самаре именно Шихобаловыми построена больница, которая сегодня стала онкологическим диспансером. Но прежде чем строить её, они сделали вокруг мостовую, построили небольшую электростанцию для освещения больницы и Покровского собора, возвели дома для врачей — и только потом приступили к строительству самого лечебного заведения.
В эту больницу брали и богатых, и бедных. Причём с богатых брали деньги, бедные же лечились бесплатно, а кормили и содержали тех и других абсолютно одинаково...
 
Когда в 1993 году я узнала, что мы из рода Шихобаловых — мама рассказала мне об этом, взяв с меня слово, что я не пойду в дворянское, купеческое собрание требовать вернуть какое-то имущество — я ответила ей: «Мама, я же теперь должна встать на колени перед этими невероятными людьми и просить у них прощения». За всё, что они, их жёны и дети абсолютно безвозмездно делали для своей страны и за всё, что могли бы сделать.
 



 
Читайте также:

Наверх