Александр Баканов

Художник, создатель авторской методики
«Художник в современном интерьере».




Мне нравится ситуация современного искусства, то, что в нём присутствует одновременно всё, полифония не только стилей и идей, но и способов восприятия. Сейчас нет строгой доктрины, четкой парадигмы, которая устанавливает правила и ограничения. Современная ситуация создает идеальную среду свободы и поиска и для художника, и для зрителя. 
 
Нельзя не понимать искусство. Вы же дышите, не зная химического состава воздуха. Так же непосредственно воспринимается искусство. Оно как витамины — скушаешь и незаметно подействовали. Бывает, правда, и авитаминоз.
 
Сейчас, скорее, эпоха профессионалов. Великих художников в XXI веке не появилось, разве что Бэнкси. 
 
Все, чем пользовался XX век, было подготовлено XIX-м — открытий в культуре и языке было сделано с большим запасом. Современная гаджетная культура, конечно, будет рождать принципиально другое искусство. Технологии всегда сильно меняли творческий процесс: изобретение масляных красок, например, изменило живопись кардинально.  
 
Я никогда не занимался поимкой духа времени и вам не советую. Мы не демиурги — и не можем создавать миры. Мы можем только как-то к ним относиться и фиксировать свое отношение в произведениях, контактировать с реальностью с помощью изобразительного языка. Для художника ощущение духа времени субъективно.
 
После «Чёрного квадрата» формальный поиск не имеет смысла. Остается только копать в глубину, искать содержательные новации, способ личного отношения к тому, что ты делаешь, для чего ты это делаешь, что ты думаешь. А в этом сколько личностей, столько и нюансов.
 
Современное искусство — то, которое созвучно лично мне. Например, Рембрандт, Босх для меня современны. Объективно актуального искусства быть не может, ведь оно субъективно по природе создания и восприятия. Его нельзя доказать, а значит, и опровергнуть тоже нельзя. 
 
Я не выбирал профессию. Считаю себя художником с тех пор, как стал рисовать школьную стенгазету в пятом классе. Тогда для этого звания не было никаких оснований, может быть, и сейчас особо нет. 
 
Меня всегда завораживала магия изображения. На холсте нет ничего, и ты можешь изобразить что угодно. Деревья это или морковь — неважно, это вопрос жанра. Это твоё высказывание, и его трудно стереть, особенно когда кто-то уже увидел.  
 
Я везде в гостях, а в Самаре — дома. Мне нравится быть на своем месте. Я не чувствую себя оторванным от каких-то процессов, потому что, как любой художник, нахожусь в том мире, который рисую. 
 
Успех — это когда делаешь что хочешь, а это еще кому-то нужно. 
 
Я начинал театральным художником, прививка театром — это пожизненно. Работу, которой сейчас занимаюсь, я называю «сценографией интерьера». Я сам с нуля придумал методику работы «художника в современном интерьере», но это неотделимо от истории искусства, ведь картина всегда была частью жилого пространства, начиная с наскальной живописи. Работа с интерьером похожа на выстраивание мизансцены в спектакле. Интерьер — это готовая пьеса, целостная и гармоничная, со своим стилем, а заказчик играет роль режиссера. Путь к гармонии — это соавторство художника с заказчиками и дизайнером. Заказчик — объективная реальность, он не может быть неправ.
 
Нет противостояния коммерческого искусства и художественного поиска. Поймите, за русалок с лебедями никто не платит. Утверждения, что шедевры пишутся в нетопленых котельных, а на «мерседесах» ездят только рисующие «попсу», — спорные и не выдерживают проверки фактами. Самым богатым художником всех времен, например, был Микеланджело. 
 
С возрастом то, что происходит за пределами мольберта, начинает раздражать все сильнее.
 
Я стараюсь давать простые ответы на вопросы, которые могут быть совсем не просты. Что такое свобода? Это добровольный выбор зависимости. Что такое талант? Это внутренняя потребность заниматься именно этим делом. А совсем не то, что твоей рукой ангел водит. Ангелам вообще не до тебя, у них столько другой работы. Не стоит преувеличивать свою значимость.
 
Что бы я ни говорил, что бы ни скрывал, всегда есть картина — на холсте ничего не утаишь.
 
Меня как-то спросили на открытии московской выставки: «Считаете вы себя талантливым человеком?» Тут уж не ответишь ни «да», ни «нет». Я и сказал, что отсутствие таланта в нашей профессии — это профнепригодность.



Читайте также:

Наверх