Сергей Шнуров

«Ерунды я говорю много, всерьез это воспринимать не стоит»
Знаменитый Шнур, лидер нашумевшей музыкальной группы «Ленинград», о литературе, «Евровидении», политике и семье.
 


 
О личных предпочтениях и взглядах
- Я не смотрю «Евровидение». Не расцениваю этот конкурс как какое-то значимое событие. Это же ни на что не влияет – кто победил, кто проиграл. Да, у нас в стране большое значение придали, а так «Евровидение» никому неинтересно. Жажда победы… Зачем?
 
- Мне неинтересны миллионы только потому, что они у меня есть.
 
- Я бы не хотел, чтобы наступили времена, когда бы мне пришлось заниматься политикой. Пока я вижу пути, по которым можно заниматься культурной политикой вне реальной политики, я буду это делать. Я ее не люблю.
 
- Частое употребление слова «философия» дискредитирует само понятие. Философии нет. В России точно.
 
- Я не хочу снимать фильмы. Кино у нас как вид искусства умирает. Если я вижу, что лошадь устала, я на нее не сажусь.
 
- Здоровый образ жизни, как и любой концепт, вещь изменчивая. За ним не угонишься. Лучше стоять в стороне.
 
О людях
- Нет таких людей, которые знают себя. Сегодня им кажется, что они изучили себя всего, а стоит немного изменить условия, так сразу открываются новые грани.
 
- Та реакция, которая возникает у людей в ответ на мои ролики, в Инстаграме в том числе, – это их фантазия. А критиковать собственные фантазии легче всего. Но настоящей критики как таковой в России нет. Вы можете назвать хотя бы 5 имен, которые бы исследовали музыкальную или киноиндустрию? Потому что их нет!
 
- В фитнес-зале и театре человек разный. В первом случае он бегает, занимается, во втором – культурно проводит время. Все люди разные. В туалете мы одни, в ванной уже другие. Так и со мной – на сцене я один, в жизни совсем иной.
 
- Принимать мои слова близко к сердцу не надо. Ерунды я говорю много, всерьез это воспринимать не стоит. Я себе давно создал замечательный имидж алкоголика, к словам которого можно относиться так… пусть себе что-то пи...ит.
 
- Меня в людях особо ничего не притягивает, но и не раздражает. Что я ценю в них? Да х… его знает! Но мне интересно общаться с теми, кто знает больше, чем я.
 
- Человеческое время мало что измеряет. Я знал людей, которые в 70 лет выкидывали такие номера, которые и некоторые 20-летние себе вряд ли позволят. Не знаю, буду ли так делать я. Дожить надо. Это ж, знаете, задача, б…ть, не простая!
 
О музыке
- Моя задача – делать наши концерты интересными. Я хочу сделать лучший мультижанровый «цирк» в мире!
 
- С «Экспонатом» все просто – был припев, построенный на рифмующейся аллитерации – ах-ых. А потом на даче я придумал «Ван Гога», «Серегу», «Глинку», «Мариинку» и всех остальных.
 
- «Ленинград» давно существует в пространстве успеха. У нас нет роликов с количеством просмотров меньше 3-5 миллионов. Смотрю на коллег, у которых в лучшем случае 500 тысяч, и понимаю – мы где-то повыше стоим.
 
- В музыке, как и в бизнесе, и в жизни, не нужно занимать какую-то нишу. Свою нишу нужно создавать самому, чтобы она была подконтрольна. Пытаться влезть в чужое пространство, где есть свои законы, – гиблое дело.
 
- Я завел аккаунт в Инстаграме, чтобы непосредственно соприкасаться с актуальным русским языком и использовать его в своих текстах. Люблю читать комментарии. Меня они вдохновляют и забавляют часто.
 
- Мне без разницы – кувыркаться или лезть по канату, также как и все равно, как характеризуют жанр музыки группы «Ленинград». Главное, чтобы это было интересно мне и зрителю. Я не мыслю в рамках жанра. Это пережитки 19 века. Пора бы перестать перенимать диалектику Гегеля – это про «тогда», а не про «сейчас». И делить культуру на высокую и низовую тоже глупо. Она существует, а где верх и низ… Как говорится в теории относительности, все зависит от точки наблюдателя. А в бесконечном космосе, б…ть, где там, с…ка, верх, где низ?
 
О литературе и искусстве
- Толстого я не люблю. Он великолепно пишет, но читать очень долго. К тому же по темпераменту мы разные. Я люблю Зощенко, Хармса – петербуржцев, короче.
 
- Да, меня обвиняют в пропаганде алкоголизма и еще много всего. У обывателя, а их большинство, есть два подхода к тексту: либо инструкция, либо объяснительная. С таким подходом вся мировая литература идет в п…ду. Гомер пропагандировал войну, Лермонтов – как он называет чеченцев в «Герое нашего времени»? Б…ть, запретить его надо! Короче, в рамках искусства все имеет права на все. В этих рамках искусства Федор Михайлович Достоевский рукой Раскольникова, б…ть, еб…л трех старух, откуда у него такие мысли? А что творится у Кафки, а у Гюисманса, а у Белого? Это ж, б…ть, читать невозможно! Твою мать, это одна сплошная пропаганда! Если Белого начитаться, так все пойдут себе х… отрезать. Вывод? Любое искусство является пропагандой. Нужно запретить искусство! Только новости.
 
О составляющих собственной жизни
- У меня нет свободного времени, потому что я не занят. Свободное время есть у тех, кто работает «на дядю». Я не работаю.
 
- Как и у любого дяденьки за 40, семья занимает в моей жизни первое место. В 20 лет я бы так не сказал.
 
 - Душа. Что такое душа? У меня ее нет.


 
Читайте также:

Наверх