Жером Кастильон

«Вино – хорошее, если к концу вечера бутылку допили до дна»


Если уж искать истину, то во французском вине с его многовековой историей. Один из старейших винодельческих регионов — Долина Роны. Там на самом юге, обласканные бризом Средиземного моря, нежатся лозы «приюта отшельников» – Chateau L'Ermitage. GL встретился с  владельцем этого винодельческого хозяйства Жеромом Кастильоном — винодела в девятом поколении — перед дегустацией его авторских вин.


GL Жером, что для вас как для производителя показатель хорошего вина?
 Жером Кастильон  Бутылка хорошего вина к концу вечера всегда оказывается пустой. Для меня как винодела – это критерий успеха. Правило то же, что и с поваром: если твои блюда возвращаются на кухню съеденными лишь наполовину, стоит задуматься, все ли ты делаешь правильно.  Мое вино удалось, если к концу вечера бутылку допили до дна.

GL То есть хорошее вино — то, которое можно выпить за раз?
 Жером Кастильон  Ну уж точно не всю бутылку залпом. Хорошее вино — то, от которого получаешь удовольствие. Ведь вы открываете вино, чтобы расслабиться, насладиться моментом. Просто ради опьянения пьют только алкоголики. Вы откупориваете бутылку, потому что вам комфортно, вас окружают друзья, вы хорошо проводите время. Для меня идеальное вино — то, которое не нарушает эту атмосферу, а гармонично встраивается в нее. Если на столе появилась бутылка и все тут же опьянели, отяжелели и еле ворочают языком — это катастрофа.

GL Почему вы хотите продавать свое вино в России, где нет культуры потребления вина и ценят совсем другие алкогольные напитки?
 Жером Кастильон  Вы не совсем правы. У вас есть культура приятного времяпрепровождения, культура собираться с друзьями и близкими за столом, культура ценить уютную обстановку. Это мой третий приезд в Россию. Я вижу значительный прогресс с каждым новым приездом. Все больше людей начинают погружаться в эту культуру, расширяют свои знания о вине: многие бывали во Франции, читают информацию в Интернете.

GL Что еще привлекает вас в нашей стране, кроме умения россиян хорошо проводить время?
 Жером Кастильон  Вы чувствуете энергию, которая заключена в вашей стране, всю эту динамику? Для меня она просто необычайна. За неделю мы были в Москве, Казани, Самаре. Везде складывается ощущение, что все меняется, все в постоянном движении. Мне это очень нравится.

 Я с большим уважением и интересом отношусь к вашей огромной стране. У меня довольно необычная история взаимоотношений с ней. С самого раннего детства я слушал рассказы о России от отца. Он учил русский язык на протяжении шести лет и с уважением относился к сложной истории вашей страны. С детства мне передалось это отношение. Теперь моя дочь, вдохновившись моими рассказами о России, начала учить русский и мечтает приехать сюда работать.


GL Чем для вас интересен российский рынок?
 Жером Кастильон  Я очень ценю сотрудничество с Vinoterra, моим российским дистрибьютором, потому что для меня это компания профессионалов высокого класса. По-настоящему значимо, что в Vinoterra понимают, что в виноделии существует два мира: большие фабричные бренды и небольшие хозяйства – и умеют определить качественный продукт одних и других. Моя страсть — производить уникальный, по-настоящему качественный продукт, который могли бы ценить за его оригинальные свойства, а не просто за возможность заработать на нем. И Vinoterra помогает мне познакомить людей в России с моим вином.

GL Расскажите, пожалуйста, чем славен Шато Л'Эрмитаж.
 Жером Кастильон  Моя семья занимается виноделием в девятом поколении и уже в третьем работает в Шато Л'Эрмитаж /Chateau L'Ermitage/. Местные галечные почвы идеально подходят для выращивания винограда. Шато Л'Эрмитаж – одно из самых южных поместий Долины Роны. Благодаря близости Средиземного моря с его прохладным послеполуденным  бризом наши белые и розовые вина легкие, свежие и сбалансированные. Они не становятся слишком плотными и не перенасыщаются алкоголем, ведь виноград не получает лишнего жара. Так что мы можем добиться баланса между терпкостью, фруктовым вкусом и кислотностью.

Климат и почва нашего хозяйства великолепны для выращивания мурведра, довольно редкого сорта красного винограда. Объем его производства невелик именно из-за его крайней прихотливости. Мы, в отличие от других производителей Долины, используем преимущественно его и сорт сира. Поэтому у наших красных вин яркий вкус темных ягод с приятными пряными оттенками лакрицы и перца. Но это вино очень легко пьется. Оно не ударяет резким опьянением и слишком насыщенным вкусом.


GL Расскажите, готовили ли вас в детстве к этой профессии. Как прививали культуру виноделия?
 Жером Кастильон  Когда я был подростком, я готов был заниматься чем угодно, только не производством вина. Я успел отучиться два года на ветеринара и съездить на стажировку в Испанию, прежде чем понял, что виноделие — моя страсть.

Эта профессия требует много энергии и включенности и связана с большим напряжением. Ты постоянно находишься в движении, испытываешь стресс по поводу изменения погоды и прочего. Поэтому очень важно любить свое дело. Если у тебя нет страсти, это скажется на вине. По вкусу будет очевидно, что ты не профессионал, что занимаешься этим ради денег. А в виноделии ничего не имеет значения, кроме вкуса вина в бокале. Что бы ты ни говорил, все заканчивается дегустацией. 


GL Что именно вы делаете в хозяйстве?
 Жером Кастильон  Я не просто бизнесмен, я и в пиджаке просто потому, что мы в ресторане. Я и винодел, и агроинженер, и технолог. Я не делаю собственными руками все, но я управляю процессом на каждом этапе. На меня работает всего двенадцать людей.  Хорошая команда – это важно. Меня уже неделю не было в поместье, но я знаю, что все идет своим чередом. 

GL Почему вы приглашаете туристов в свое имение?
Жером Кастильон Люди сегодня хотят знать больше о вине. Поэтому мне кажется логичным и естественным открыть двери своей винодельни. Разница между большими фабричными брендами и авторскими — люди. Так что для меня важно впустить наших покупателей и объяснить, как все устроено. Если человек проехал сотни, а то и тысячи километров, чтобы попасть ко мне на винодельню, пригласить его внутрь — минимум, что я могу сделать.

Читайте также:

Наверх