Революционер и созидатель

Он резал шторы, мамины платья и стриг волосы куклам своей сестры. А самым шокирующим и неприемлемым для его папы – генерала в отставке – и мамы-врача оказалось желание сына стать парикмахером. Он им стал и перевернул с ног на голову понятие об этой профессии. Профессия стала искусством. Хорошо оплачиваемым, модным искусством. Встречайте, гость GL – стилист Александр Тодчук.

 




GL Александр, как в такой, казалось бы, не творческой семье вырос цирюльник мирового уровня? 
Александр Тодчук Эту историю я рассказываю часто. Перед тем, как стать парикмахером, я окончил авиационный институт, так как в те времена мнение родителей учитывалось в первую очередь. Но желание быть дизайнером или кем-то, кто связан с красотой, было с самого детства. Я любил переделывать вещи, вырезать куски из штор, из маминых платьев, что-то шить из них, обрезал волосы куклам сестры. Мне это очень нравилось. Даже когда в школе дети писали сочинение на тему «Кем я хочу стать, когда вырасту», я говорил, что хочу быть манекенщиком. При этом я слабо представлял, что манекенщик – человек, который демонстрирует одежду, прически. Мне казалось, что это и есть дизайнер, художник-модельер. Моё желание получить эту профессию вызывало у всех ужас. Это было то же самое, как если бы сегодня у вас спросили: «Кем вы хотите стать?» – а вы ответили: «Стриптизёршей».
Мне всегда очень нравилось смотреть журналы, в которых Вячеслав Михайлович Зайцев публиковал свои эскизы.
Когда пошёл в армию, неожиданно стал развиваться профессионально — целыми днями стриг солдат, офицеров. Практика у меня была богатая еще до начала обучения. 

GL В какой период вы стали известны и благодаря чему?
Александр Тодчук В 90-е годы. Благодаря тому, что работал 24 часа в сутки. 
Для этого нужна немалая клиентская база!
Сейчас очень многие хотят больших денег. Никто не хочет работать за маленькие деньги или бесплатно, а у меня была такая черта – я всегда прекрасно понимал, что и для чего я это делаю. Если человек, с которым я работал, будет на обложке журнала, я понимал, что это очень хорошая работа в мою копилку. Я могу её показать, гордиться ею, если у меня хорошо получится. Я не говорил о деньгах. Меня интересовала работа. Не многие понимают, что есть работа разная: за деньги, за удовольствие, за престиж. 
Я работал очень быстро. Не боялся обслужить 24 модели для одного показа. И тогда обо мне стали говорить как о человеке, который не боится взяться за любое не самое простое дело за адекватные суммы. Потом — когда у меня уже не было ни времени, ни возможности — стали меняться и суммы. 

GL Это было в Москве?
Александр Тодчук Да. В своем городе /в Харькове. — прим. GL/ очень быстро добился успеха. Уже через полгода после того, как закончил учиться, я стоял у кресла с полной записью. Это были и времена, и требования другие. Когда приехал в Москву – уже была другая история. И так как я человек хорошо обучаемый и мне было все интересно, я пытался всегда что-то почерпнуть для себя. Благодарю судьбу за то, что когда-то попал в Jacques Dessange 
/Жак Дессанж/, с Сергеем Зверевым поработал. Работа со Зверевым дала очень много понимания, умений. 
Вообще в это время состоялось много знакомств, которые для меня – какая-то мистика. Например, с Эвелиной Хромченко — буквально через неделю после моего переезда в Москву. Она тогда была студенткой МГУ. Я зашел к своей соседке по квартире знакомиться, постучался в комнату, зашел, а там сидела пара молодых людей – Эвелина с мужем. С тех пор мы дружим.
На каком-то одном из показов я познакомился с Александром Файфманом – главным режиссером Первого канала. Тогда он был студентом ВГИКа. Мы подружились. Впоследствии он приглашал меня на свои работы, и мы вместе что-то делали. Безумно приятно, когда твои друзья становятся великими.

GL Сергей Зверев, когда вы работали с ним, был таким, каким мы видим его на экране? «Звезда — в шоке» и тому подобное...
Александр Тодчук Те, кто не общался с ним, не знает, какой он на самом деле. Совсем другой! Очень трудолюбивый человек с большим чувством юмора, обязательный, ответственный. То, что мы видим на экране – придуманная история. Вы сами должны понимать, что абсолютный многократный чемпион мира, который пахал всю жизнь с утра до ночи, не может быть таким, каким он себя демонстрирует. Я к нему отношусь с глубоким уважением.

GL Наверняка вам приходилось слышать критику. Как вы относитесь к ней?
Александр Тодчук Критику мы слушаем всегда. Она бывает по делу, бывает из зависти или плохого настроения. Мне не обидно, когда она дельная. Мы все прекрасно понимаем, что у нас получается – хорошо или плохо. Обидно, когда критика необоснованна. Что касается клиентов, то если я не готов браться за их волосы, то говорю им об этом сразу и приглашаю мастера, который сильнее меня в чём-то. Я же не всемогущий. 




Если вы приятный человек, то, даже если вы отвратительно безвкусно одеты, я готов с вами идти куда угодно, могу еще так же глупо одеться, как и вы, если вам так будет комфортнее.


GL А как вы познакомились с Аллой Борисовной Пугачевой?
Александр Тодчук Через Филиппа Киркорова. Он уже был в отношениях с Аллой Борисовной на тот момент. Она была клиенткой «Жак Дессанж» – салон находился прямо в ее доме. То есть мы уже встречались не раз. Но ближе познакомились в щекотливой ситуации. У нее был концерт в «Олимпийском», и Филипп сказал, что ее нужно подготовить: накрасить, причесать. Я собрал чемоданчик, сижу жду. Проходит время – никого нет. Вдруг влетает директор Киркорова: «Что ты сидишь? Алла тебя ждет!» Я не понял: «Где ждет?» Он: «В «Олимпийском»!» А оказалось, что они просто забыли меня забрать. Я, естественно, сажусь в машину, приезжаю. Алла Борисовна сидит практически причесанная, а она прекрасно умеет сама все это делать — я говорю ей: «Здравствуйте, я Саша. Буду с вами работать». Она посмотрела на меня, по-пугачёвски так: «Это не вы будете со мной работать, это я буду с вами работать!»

GL Кому из известных персон вам больше всего нравилось создавать образ?
Александр Тодчук Очень много воспоминаний, связанных с Клаудией Шиффер. Она потрясающая — совершенно иная в жизни и идеальна во всем: у неё идеальная кожа, идеальные руки, необыкновенная фигура, невероятные волосы… Это совершенное создание, и никакой звездности в ней нет. Куча приятных разговоров, комплиментов. Однажды она мне сказала: «Мне первый раз не дёргают волосы – это так приятно!» Мне было радостно с ней работать. А от некоторых людей хотелось бежать.

GL Кстати, как вы оцениваете профессионализм молодых парикмахеров и стилистов? 
Александр Тодчук Есть талантливые, способные, но при этом они не обладают в достаточной степени теми человеческими качествами, которые позволяют долго находиться на олимпе. Самое тяжелое испытание – медные трубы, поверьте. Огонь, вода – это ерунда. Известность, популярность – очень серьезно. Многие талантливые ребята, едва «поймав звёздочку», сразу же падают очень больно. Работать в славе гораздо сложнее – больше требований, больше возможностей и соблазнов. Период славы короток, потому что приходят новые, молодые, с большими силами, рвением, желанием. Талантливых много, но до финишной черты почти никто не доходит.

GL Про стилистов Самары можете что-то сказать?
Александр Тодчук Что касается мастеров – мне трудно судить. Но те, кто мне помогает – очень нравятся. Здесь есть амбициозные ребята — приятно, что не все рвутся в Москву. Люди хотят работать на благо своей родины, и это прекрасно.

Читайте также:

Наверх