Николай Волов

«Мне всегда везло с учителями!»


Амбулаторный центр № 1 — удивительное медицинское учреждение Самары. Сюда приходят те, кто уже отчаялся когда-либо дышать носом легко и свободно, мучил семью храпом, переживал по поводу оттопыренных ушей или горбинки на носу.  Но за 14 лет существования Амбулаторный центр № 1 стал паноптикумом новейших технологий не только в лечении ЛОР-заболеваний, но и в лечении зубов, пластической хирургии и косметологии. О своем уникальном профессиональном опыте GL рассказал главврач центра Николай Вячеславович Волов.  



Николай Волов, кандидат медицинских наук, главный врач Амбулаторного центра №1, оториноларинголог, челюстно-лицевой хирург.


Сегодня коллектив Амбулаторного центра №1 составляют профессионалы, с которыми мы прошли и огонь, и воду. А теперь сообща помогаем людям решить самые сложные проблемы.


GL Амбулаторный центр №1 широко известен в Самаре  прежде всего благодаря тому, что это многопрофильный центр, где не только «нос починят» и придадут ему безупречный эстетический вид, но и  уши, зубы... проведут косметологические процедуры...  Вы как человек, объединивший разные направления медицины в единый центр и возглавляющий его, должны обладать невероятным количеством знаний в разных областях медицины...
Николай Волов Профессия доктора обязывает к постоянному обучению, что я до сих пор и делаю. Я окончил  СамГМУ  и поступил на кафедру оториноларингологии имени академика Солдатова. Затем  прошел интернатуру, ординатуру, поступил в  аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию под руководством профессора Л. Н. Аськовой в 2004 году. Ранее, еще в 2002 году, я открыл Амбулаторный центр № 1, который тогда был ориентирован на оказание ЛОР-помощи пациентам в максимально короткие сроки, без госпитализации. Но для развития клиники и возможности оказания помощи людям большей направленности необходимо было расширять профиль центра. А для этого нужны были новые знания. Поэтому я прошел обучение в Казанском государственном медуниверситете по курсу эндоскопической хирургии носа и околоносовых пазух, где моим профессором стал В. Н. Красножен. После чего мы стали выполнять эндоскопические операции.
Но ЛОР-патологии настолько связаны с проблемами других органов: зубов, глаз, слёзовыводящих путей, что для того, чтобы помочь пациенту здесь и сейчас, я должен был обладать большими полномочиями. В организме человека  работа всех органов тесно связана, особенно в голове. К примеру, пациент может чувствовать дискомфорт в области носа, но причина тому может таиться в заболевании зуба. Соответственно как ЛОР я не имею права удалять зуб, но как челюстно-лицевой хирург — уже имею такие полномочия. Или другой пример, важный для пластической хирургии. При эстетической операции носа мне нужны знания не только челюстно-лицевого пластического хирурга, но и ЛОРа. Эти специализации помогают сделать нос не только красивым, но и дышащим. Потому я поступил в Московский государственный медицинский университет в очную клиническую ординатуру по челюстно-лицевой хирургии с курсом пластической хирургии. Я благодарен судьбе и считаю редкой удачей встретить в качестве учителей корифеев, чей талант признан во всем мире. Это профессор Дробышев А. Ю. и профессор И. А. Вульф. К примеру, Игорь Александрович Вульф — лучший пластический хирург мира.  Он оперирует в Италии, в Москве... Попасть к нему на обучение  было практически невозможно — он редко брал учеников. Но для меня сделал исключение. Благодаря этому обучению в  Амбулаторном центре № 1 выполняются операции по челюстно-лицевой хирургии, пластические операции, работает стоматологический кабинет. 

GL Насколько изменчива в плане появления новых технологий, методик область оториноларингологии? Часто ли вам сейчас приходится обновлять знания?
Николай Волов Прорывом в области оториноларингологии – диагностики и лечения – стало применение компьютерной томографии, эндоскопической хирургии. С момента начала их применения 
/более 20 лет/ серьезных прорывов не было. Но причина тому — не стагнация в научном мире, а, напротив, признак достаточности. В Амбулаторном центре № 1 установлен компьютерный 3D-томограф, который позволяет досконально изучить челюстно-лицевую область. Это золотой стандарт в мировой оториноларингологии. Сегодня сложно представить, как без него раньше обходились врачи. С появлением эндоскопической хирургии стало возможным лечить травмы носа, искривление перегородки, воспалительные заболевания гайморовых пазух, аденоиды, аллергический ринит, храп, полипы полости носа и прочие заболевания без наружных разрезов — через ноздрю.
А сегодня оториноларингологи оттачивают мастерство, изу-
чают тонкие детали для того, чтобы реабилитация больного проходила в кратчайшие сроки без побочных эффектов. От этих ультратонких деталей, в том числе и пластической хирургии носа и ушей, зависит очень многое. Не только эстетика, но и функция органов. За этими знаниями, хитростями приходится лететь через океан, искать своих учителей.

   


GL То есть сейчас вы продолжаете обучение за рубежом?
Николай Волов Да, в последнее время я делаю акцент на зарубежное обучение. Я проходил обучение в Кембридже, посещаю наиболее важные конгрессы и симпозиумы. За последний год было 2 крупных мероприятия. Конгресс в Праге, где собрались крупнейшие специалисты, занимающиеся лечением проблем в области головы и шеи. Также я посетил симпозиум в Панаме, посвященный полипозно-гнойным риносинуситам. Очень важный и интересный симпозиум, где собрался весь цвет мировой ринологии.
В России тоже проводятся крупные мероприятия. В декабре в Москве прошел национальный IV конгресс по пластической хирургии, который собрал большое количество специалистов из разных частей нашей страны.

GL Понятно, что руководитель медицинского центра такого широкого профиля, каким является  Амбулаторный центр №1,  должен  обладать глубокими знаниями. Но среди своих коллег вы проводите обучение?
Николай Волов Безусловно. Из разных школ я выбираю такие техники и методики, которые максимально безопасно и быстро, с кратким периодом реабилитации позволяют помочь людям. С каждым пациентом нашего Амбулаторного центра работают несколько специалистов. Мы собираем консилиумы, советуемся друг с другом. Я провожу операции с присутствием других врачей. К персоналу у меня очень высокие требования. За 14 лет существования Амбулаторного центра № 1 коллектив «просеялся»: не все выдержали наши требования. Но сейчас его составляют профессионалы, с которыми мы прошли огонь и воду. Сообща помогаем людям решить самые сложные проблемы. Продолжаем повышать качество медицинских услуг через профессиональное совершенствование, занимаемся научной работой.

Читайте также:

Наверх