Вадим Галыгин

По скуке! Залпом! Пли!
Выпускник Военной академии Республики Беларусь, старший лейтенант запаса Вадим Галыгин — невозможный трудоголик!
...Съемки ТВ-программ и фильмов, работа в жюри конкурсов, сотни сольных выступлений.
...Сам только что из Лас-Вегаса. Пара часов на акклиматизацию, и публика в ресторане «Черчилль» уже ждет искрометных шуток и виртуозных экспромтов. «Хо-тим экс-пром-ты!» Это же его фишка! Именно поэтому все выступления Галыгина не похожи одно на другое.
А у него еще и одно интервью за другим... Телевидение, свободно! Глянец, поехали!



GL Вадим, при работе в таком режиме сколько часов в сутки ты спишь, чтобы выспаться?
Вадим Галыгин  Хе-х, неожиданно!.. Зависит от того, где я нахожусь: в Белоруссии, например, мне достаточно 6 часов. Иногда даже меньше. Там совсем другая экосистема — свежий воздух, природа... А в Москве тяжелее с этим — часов 8 нужно спать, чтобы почувствовать себя более-менее нормально.
GL И тебе со всеми проектами хватает времени на то, чтобы 8 часов в Москве поспать?
Вадим Галыгин  Бывает, что и нет! Особенно когда идет съемочный период. Кинопроизводство же начинается рано-рано утром — в 5-6 часов все уже выставляются. Если на телевидении съемки, то можно приехать попозже. Но в среднем все равно смена идет 10 часов.
С ТВ-проектами, правда, другая ситуация: после них очень сложно… заснуть. Вот снимали программу «Не спать» на ТНТ. Четыре «мотора» в день /четыре программы подряд, — прим. GL/ — это около 40 номеров. Их нужно прокомментировать, оценить, что лучше, что хуже. После этого спокойно «отключиться» невозможно! Мозг продолжает работать независимо от твоего желания — закрываешь глаза: люди мелькают, шутки, мысли роятся. Включаешь телевизор и не понимаешь, что там идет, почему оно идет...
...Но отдыхать надо в любом случае. А лучше — грамотно планировать свое время.
GL У тебя получается?
Вадим Галыгин  Теперь уже получается... Наверное, это с опытом приходит. Лет пять назад я почувствовал, что меня что-то гнетет. Не то чтобы чувствую себя плохо, но радости в жизни стало в разы меньше. Приуныл! Обратился к врачам, и мне поставили диагноз: хроническое переутомление. Все классно, организм работает как часы — только он... устал! Я говорю: «Как так! Что это за диагноз?! И что мне делать?» – «НЕ ДЕЛАТЬ НИЧЕГО! Отдохнуть! Уехать на месяцок». Я сказал всем: «Меня нет!» Все выключил и поехал отдыхать. Помогло! Мой дедушка, ветеран войны, говорил: «От работы кони дохнут!». Я это помнил с детства, а прислушался, к сожалению, не сразу.
GL Кстати, о дедушке... Дедушка был для тебя первым учителем?
Вадим ГалыгинСкорее, примером. Папин отец — Семен Яковлевич, очень серьезный, ветеран. Один остался жив из полка. Совсем как у Цоя: «Покажи мне того, кто выжил один из полка...»
Когда он шел получать газовый баллон в магазин, все выходили на улицу — чтобы поздороваться. Уважали! Про войну вообще ничего не рассказывал. Пару историй страшных — ни с того ни с сего. А когда просили — нет. Он был примером того, что утро начинается в шесть часов — дед уже на ногах. И до позднего вечера... труд, труд, труд! Плюс строгость, режим, воспитание. Никаких вправо-влево. Четкий образец!

GL Так карьеру военного ты по его примеру выбрал?!
Вадим Галыгин Нет. Я военным стал, потому что так получилось. Хотел быть медиком, даже поступал в Борисовское медучилище — все экзамены на «отлично» сдал. Не взяли! Из-за поведения. Сказали: «Нам такой геморрой, говоря медицинским языком, как ты, Галыгин, не нужен». Хулиганом я был.

GL Патологоанатом из тебя получился отличный /в фильме «Очень русский детектив» Вадим Галыгин исполнил роль патологоанатома Яцека Грабовски. — прим. GL/!
 Вадим Галыгин  Но в жизни я не хотел быть патологоанатомом. Мне больше нравится творить добро и что-то поправить, чтобы оно работало, чем разбираться почему это не сработало.
...Вскрытие показало, что пациент умер во время вскрытия.
GL А сцена откуда появилась?
Вадим Галыгин А сцена появилась в армии! Я куда-то или откуда-то опоздал — нарушил дисциплину. Одним из видов наказания за это было назначение на всякую чепуху. Например, некоторых назначали на бокс — посылали на чемпионат училища. Даже несмотря на то, что люди не имеют к боксу никакого отношения: «ТАК, БЛ***, ПЯТЬ ЧЕЛОВЕК НА БОКС, ШАГОМ МАРШ!». И они выходят как мясо.
Мне повезло — у нашего военного училища была команда КВН.
Я потом возглавил ее как капитан, а еще позже мы сделали на базе двух команд Сборную Вооруженных сил.
Но сначала думал: «Боже, как так — должен был в увольнение идти, и вдруг КВН какой-то». По сути, это был смотр художественной самодеятельности, который почему-то назвали КВНом. Мы какие-то анекдоты обыграли, сами придумали сценку про училище — после этого /щелкает пальцами/ появляются пацаны со старшего курса: «МАЛОЙ, ТЫ С НАМИ. У НАС ИГРА ЧЕРЕЗ ДВЕ НЕДЕЛИ. - Я не могу. - ТАК! ЧЕРЕЗ НЕ МОГУ!»
Когда я вышел на большую сцену — или в концертном зале «Минск», или в Доме офицеров была первая игра — не помню. И неважно! Там играют вузовские команды, а мы их просто разрываем, и выигрываем! Супер! Меня эта энергия — реакция зала, чувство победы — просто качнула! И зацепила очень серьезно!
Мне еще со школы нравилось выступать — наш школьный библиотекарь предложила создать детско-юношеский театр. Мы ставили серьезные произведения белорусских авторов — интересные, исторические. Не без юмора. Без юмора мы не могли.
И вот это опять вернулось новой волной — КВН! Но самое главное — мы победили, и мне говорят: «МОЛОДЕЦ! ПОЙДЕШЬ В УВОЛЬНЕНИЕ». О, прикольно!
С тех пор, если где-то фестиваль команд КВН — в Рязани, например, «Славянский базар» – приказ по училищу: РЕБЯТА ЕДУТ С КВН, МОЛОДЦЫ!» На неделю или на 10 дней!
У меня даже появилась блатная должность — все шли с просьбами: «Возьми меня в команду, я тоже веселый!» ...Как же — можно ехать не на полигон, а в Рязань. Там гулять, веселиться.
Потом, конечно, приходилось сдавать нормативы: бегать, прыгать, стрелять. От этого не освобождали.
И уже будучи высокого уровня командой, мы приехали к Маслякову на «Первый канал» — он взял нас в гала-концерт: мы ходили в военной форме, пели про коня. Потом я ушел играть легионером за команду БГУ, и дальше пошло-поехало...

Я рад, что меня пригласил в Самару Антон Власов. Кстати, уже в нескольких заведениях его системы побывал и не могу не отметить высочайший уровень сервиса в них. И, вообще, видно, с какой любовью сделано все. Повезло вам, что в Самаре есть такие заведения — где все на высоте: от музыки на входе до качества блюд и отношения персонала. К слову, в Москве или других городах их — лишь небольшая часть.


GL  Именно поэтому ты появился потом один в «Камеди Клаб» из этой команды — потому что был самостоятельной единицей?
Вадим Галыгин «Камеди Клаб» — это отдельная тема. Мы с Артуром Джанибекяном — он сейчас самый генеральный из генеральных всего этого — работали в другой организации — большой строительной компании, я был начальником рекламного отдела. И вот Артур с командой «Новые армяне» съездил в Америку — где-то там они сходили на «Камеди», им понравилось, и возникла идея адаптировать это в России.
Сначала мы делали больше клубный проект. Года полтора, наверное, просто собирали народ в клубах. Меняли состав, дислокацию и аудиторию, смотрели, что из этого может получиться.
Потом сняли пилот. И то не сразу телевариант «Камеди» стал выглядеть так, как выглядит.
Ребята звали многих — и меня в том числе, там много кто у истоков стоял.
Денег мы с этого не получали, но надо было в выходной день ехать куда-то ночью почти. Сидят люди — выпивают, едят, курят. Тебе бы рядом с ними сидеть, но нет — мы собираемся: «Давай, ты это расскажешь, ты — это».
Затем все стало обрастать какими-то фишками, превратилось в своеобразный жанр. В некоем чистом виде стенд-ап только сейчас оформился. То есть больше 10 лет мы потратили на то, чтобы он заработал, чтобы его приняли.
Тогда люди просто офигевали: «Что это? Кто это?». Было «Кривое зеркало», «Аншлаг»... Совершенно другой юмор, трансформировавшийся из какой-то сатиры посткоммунистического пространства. Дитя застоя!.. Возвращается муж из командировки, а жена со скалкой: где, сука, зарплата... — вот и все шутки. Другого юмора нет.
А тут мы... «ГОСПОДИ! БОЖЕ МОЙ! КАКОЙ УЖАС! КАК КЛАССНО! НУ ДАЕТЕ! ВЫ — СВОЛОЧИ, КОНЕЧНО, НО МЫ ПРИДЕМ В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ...»


GL А сейчас жанр «стенд ап камеди» в России развивается, как считаешь? Или замер на каком-то уровне? Как в США, где много лет показывают одно и то же по сути — только люди меняются. Туалетный юмор, пародии. Лет 20 уже. Если не 30...
Вадим Галыгин  Ну, у них другое к жанру отношение. У них стенд-ап с переходом на личности — «вот ты такой толстый, что если тебя ударить, ты будешь колыхаться три дня».
А мы, по словам Маслякова, как живем, так и шутим. Все трансформируем. Нельзя же так — в обществе все меняется, но что-то остается незыблемым. Не должен юмор стоять на месте.
Хотя он, пожалуй, одна из самых консервативных сторон жизни. Во всех странах причем!
И у нас не сразу перемены принимают, вот только сейчас народ стал относиться более-менее адекватно к тому, что какой-то человек выходит и через призму своего мировоззрения рассказывает о каждом в зале: «Вот я не понимаю!...» Каждый работающий в жанре стенд-ап встретил кого-то или что-то и «не понимает» – это основа, формула. И сидят смеются люди практически сами над собой. Это же не про них говорят. А про какого-то другого человека.
И еще: у нас народ ушлый, хитренький, а в Америке — все тепличные. Огурцы такие. Они живут как в веселом зоопарке —  что ни расскажи, всем восторгаются. Поэтому там юмор совершенно другой — он более тривиальный простой. А наши смотрят с прищуром: «ПОПРОБУЙ-КА УДИВИ!». Если у тебя сосед из гаража даже во всех геополитических проблемах прекрасно разбирается — хоть в Давос посылай, то и требования к юмору другие.
Жанр появился, прижился и развивается — цифры рейтингов говорят о том, что  это востребованный продукт. Но и нам меняться надо — 10 лет мы работаем уже. Многовато, наверное. Пора уступить дорогу новым людям.

GL Молодым?
 Вадим Галыгин  Любым! Я, если честно, пока не привык делить людей на молодых и не очень. Даже своих товарищей встречаю — тех, что старше меня на 10-15 лет — и говорю: «Здорово, молодежь!». Они, конечно, посмеиваются, но с общепринятой точки зрения они действительно молодые — по отношению к жизни.
А мой возраст — по ощущениям, по энергетике — 27-28 лет. Я бегаю, занимаюсь спортом, играю в футбол, люблю активный отдых. Физика совершенно не пострадала...
…И это как-то даже странно... Как говорит мой близкий друг, доктор Коля Коновалов: «В 40 лет хоть что-то, но должно болеть. Наоборот — это опасно. Найди себе какую-нибудь болячку, начинай о ней думать и лечить». Я вспомнил армейские времена — был гастрит. О, отлично — у меня гастрит! Выбрал направление, в котором работать...
Вместе с тем я понимаю, что молодежь — она другая. Другие течения — мне не во всем понятные. Бывают и приверженцы классики — ты в этих ребятах себя узнаешь в их годы.
Нынешней молодежи, на мой взгляд, не хватает лидеров. Им не за кого зацепиться.
Мы слушали кто «Кино», кто — другой рок, с гитарами собирались в подъездах, сами узнавали, что такое хорошо, что такое плохо. И лидеры у нас были. Разные.
Сейчас авторитеты — это блогеры. И вообще все ушло в ненатуральное общение. Соцсети сжирают свободное время, живое человеческое общение, обмен информацией изменился.
«Ой, у Петьки день рождения! Нормально, я его на Фейсбуке поздравил». Ну есть же разница — позвонил или даже пришел, подарок подарил, руку пожал — и Фейсбук!
Технический прогресс — молодежи враг. Они думают, что общаются, а на самом деле загнивают... Я за то, чтобы ходить, ездить, встречаться и все такое подобное.

GL Ты сам с кем дружишь из «камеди-клабовцев»?
Вадим Галыгин Со всеми! Абсолютно! Мы — банда. Любим общаться не через Фейсбук, встречаемся часто. Недавно праздновали день рождения Кристины Асмус — нынешней супруги Гарика Харламова. Пели допоздна — лопатой не выгонишь. Были все!
И мы не просто дружим — что-то делаем вместе, работаем, обязательно празднуем не только свои дни рождения, но и детей уже! Это круто! Находим время — не ограничиваемся смс и сообщениями в соцсетях. Стараемся придумывать какие-то необычные формы — ездить куда-то. Сразу из Самары я лечу на день рождения «Натальи Андреевны» — Наташи Еприкян. Она празднует его в Грузии. Первый раз, честно говоря, поеду в Грузию — причем не работать, а отдыхать с друзьями.

 

У меня в райдере есть пункт, чтобы в гримерке всегда была свежая глянцевая пресса: люблю смотреть, чем дышит город, регион — Россия огромная. И вот он — журнал «Глянец». Это, конечно, супер! Очень достойный. Процветания вам и хороших клиентов!

GL Вы дружбу совсем не афишируете, а у нас народ за жизнью знаменитостей по ТВ следит. Поэтому — не появляется Галыгин в «Камеди», идут слухи: поссорились, глупостей наговорил. Потом появился — помирились, извинился, простили...
Вадим Галыгин Ну это же работа! И на телевидении не всегда надо появляться. Телепередача — часть системы, а «Камеди Клаб Продакшн» — это огромная махина. Сейчас в ней трудится минимум человек 400: авторов — над сериалами, программами, актеров, администраторов. Направлений работы множество: ТВ, фестивали, конкурсы. А передача, где я то появляюсь, то нет, это такой тайм-слот, куда всех и не впихнешь. И потом, мы же говорили, «стенд-ап» – такой жанр... Когда мне нечего рассказать, не произошли какие-то события, я не хочу выходить и говорить что-то, чтобы время отработать.

GL Что для тебя ценнее и проще — импровизация или подготовка?
 Вадим Галыгин  Импровизация однозначно. Я люблю ее. Чувствую себя как рыба в воде. У меня и в КВНе был любимый конкурс — разминка.
В Белоруссии мы в «хоккей» играли — 6 на 6. Плохо ответили — трое уходят. Потом двое. Потом один остаешься. Я из 14 «хоккейных матчей» ни одного не проиграл!
В общем, идея «здесь и сейчас», живая беседа, импровизация — мне очень близка.
Это мое!
GL А соперничество ты какое-то чувствуешь? Вдруг появится кто-то более популярный, лучше импровизирующий... В тебе профессиональная ревность не рождается?
 Вадим Галыгин  Нет, конечно же! Я не знаю, как другие к этому относятся. У нас всегда была какая-то смена амплуа. Мы делаем телевизионную передачу, это не ярмарка тщеславия, не соревнование.
Молодые показывают что-то, расстраиваются. Я говорю: «Вы особо не парьтесь. Да, работа над ошибками — это полезно. Но мы делаем программу, продукт, который должен в своем тайм-слоте уничтожить другие продукты. Как бы цинично это не звучало».
Американцы так говорят о своем кинопроизводстве: мы производим деньги, а то, что у нас кино при этом получилось, так это побочный эффект, это нам повезло.
Соревноваться друг с другом... Кто смешнее?.. Мы, наоборот, стараемся понравиться друг другу. Когда твои ребята смеются над тем, что ты показываешь, значит, это не порожняк.
Мы стремимся соответствовать уровню друг друга! Это здорово стимулирует. И новые люди тоже стимулируют. Что-то интересное приносящие.
Новые направления, новые эмоции — я только «за». И все рады.
Когда появляются новые имена, это только создает благоприятную среду для всех остальных, подтягивает каждого, чтобы система развивалась.
Мы давно хотели, чтобы шла ротация. У нас было порядка 100 Камеди-клабов открыто по городам и весям. И мы для этого их и открывали, чтобы в какой-то момент вовремя отойти от дел. Не может человек все время бежать, петь, плясать, шутить нон-стоп.
GL Как-то не получилось с качеством «Камеди» в регионах...
 Вадим Галыгин  Получилось немного не то, что задумывали.
GL Времени немного осталось — к нам сейчас народ ворвется, давай актуальную тему обсудим: Белоруссия или Россия?
Вадим Галыгин Белоруссия, конечно. Это родина моя. Но дело не только в этом. В Москве я прожил 14 лет — и я не могу до конца объясниться ей в любви. Да, спасибо за всё. Но это как раскладушку принести в офис и сказать: я тут живу, у меня 1000 кв. метров.
Там все по-другому! Я — человек земли. Я вырос в лесу. И мне она просто необходима для перезагрузки. Я встал в 4 утра — соловьи поют. У меня роща сразу за домом начинается — зайчики, лисички, косули бегают. И все это рядом с домом — я такое в Москве даже в зоопарке не могу показать своему ребенку. Я всем говорю: до Белоруссии ехать из Москвы 670 километров, час лететь, нет никакой границы. Те, кто знают, уже не могут соскочить — Минск стал городом выходного дня для них. Псков, Питер, Смоленск приезжают. Клубы, рестораны, казино. А летом — 15 минут в любую сторону, и ты все время на новом озере, речке. Дороги идеальные. Мотоциклисты, которые в Европу едут, говорят: «проехать через мультик». На автопилот поставил и едешь — по сторонам смотришь. Причем сразу понимаешь, что въехал в Белоруссию — картинка меняется. И чисто — даже на трассах не найдете ни «бычка», ни бумажки.

GL Хорошо, что Белоруссия не хочет в Европу!
Вадим Галыгин Что ты! Белоруссия и выглядит наряднее немытой Европы. Там голову поднимаешь — архитектура красивая, а внизу просто ужас — грязь. Отвратительно. Им пофигу — они не живут этим. Ты знаешь, белорусы в Москве бумажку носят в кармане полдня — пока не появится возможность выбросить. В Минске бросишь ее на тротуар — первый же прохожий за ухо тебя: «ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ!» И заставит сожрать ее. Так и до Батьки еще было — в Советском Союзе. И это не может не нравиться: чистота, красота.
Я, кстати, приглашаю ваших читателей в Белоруссию. В древнейшие города, в прекрасные леса! Господа, вы не пожалеете!

 
Читайте также:

Наверх