Лондон-Петушки

Жил-был в России английский фермер...
 
Все-таки Петушки — те самые, в которые так стремился Венечка Ерофеев — какое-то магическое место. Ищущие свою Аркадию на земле находят ее там, во Владимирской области. Местные жители объяснить это вряд ли смогут. Да их там и не осталось. А вот приехавший в Петушки 15 лет назад англичанин Джон Кописки иначе как провидением свою любовь к этой российской глубинке не называет.
 
С кем, как не с фермером, который создал образцовое сельское угодье с красивыми коровами, дающими 40 тонн молока в день, с садами персиков и яблок, при этом не получил ни рубля прибыли, поговорить о российских контрсанкциях, дефиците, противостоянии города и деревни...

GL Джон, как вас успешного экспортера металлов занесло в Петушки? И не просто занесло, вы там еще и хозяйством обзавелись...
Джон Кописки Я люблю! А как объяснить любовь?! Я много путешествовал за свою жизнь и понял, что проблемы есть у каждой страны. Приехав сюда на три дня и понял, что хочу здесь жить, построить новый мир. Здесь же я познакомился с супругой, родились дети — они мой дом.
GL А местные жители как отнеслись к вашему появлению в Петушках?
Джон Кописки Когда я только купил старое разрушенное хозяйство, местные жители первые полгода думали: «До свиданья все», даже сравнивали меня со Сталиным. Потом они поменяли точку зрения полярно. Начали думать: вот приехал дурак, который будет платить нам деньги, а мы ничего не будем делать. Хотя сейчас могу сказать, что у нас появились неплохие кадры из местных, которые хотят работать на земле.
GL Для обустройства нового мира можно было выбрать более благодатные земли. Юг России, например.
Джон Кописки
Господь решил так, это родная область моей крестной. Я начал заниматься фермерством только 15 лет назад здесь, во Владимирской области. Да, было бы лучше, ели бы мы решили заниматься бизнесом на юге, но мы живем здесь, здесь вся моя семья. Петушки — неплохое место, но зерно здесь дороже на 2-3 рубля, чем в Краснодарском крае.
Раньше у меня был проект построить хозяйство на юге России. Это был 2008 год, начался кризис. А теперь денег не хватает. За 15 лет работы фермы я ни разу по итогу года не оказался в плюсе. У нас 3600 стада, надой — более 40 тонн молока в день, есть загон для откорма скота, маленький сырный цех, агротуризм. Но я не выиграл ни копейки. Работаю только на банк, на погашение кредита. Хотя эффективность работы постоянно увеличивается.. Но я богатый человек: живу в красивом месте, не вынужден уезжать на заработки в Москву.
 
GL Сейчас в связи с санкциями ЕС местное фермерское хозяйство должно почувствовать свободу, получать прибыль?
Джон Кописки Мы тоже так думали, но пока результаты реализации хуже, чем в прошлом году. Хотя по идее должно быть лучше, ведь так? Что будет — мы не знаем. Еще полгода назад мы получали с литра молока прибыли на 6 рублей больше. Почему так произошло? Цены в супермаркете на молочные продукты ведь не упали.
Я не могу закрыть ферму, обратной дороги нет. Молимся с большой надеждой, что будет государственная помощь.
И до кризиса санкций в сельском хозяйстве существовала огромная проблема. У меня есть 40 тонн литров молока в день, от реализации я теряю около с каждого литра теряю 1,5 - 2 рубля. Потому что вынужден продавать по цене, которую мне назначает покупатель. И я не могу повысить стоимость, потому что у нас нет выходов на экспорт в Европу или Америку, мне просто некуда будет девать мое молоко. Да, зимой цены на молоко традиционно повысятся, но все равно будут меньше себестоимости.
GL А если заниматься переработкой? Изготавливать те же сыры, к примеру, «запрещенные»?
Джон Кописки Это стоит огромных денег! Изготовление сыра — ручная работа, необходимо 20-25 тонн молока в день. На реализацию этого проекта я должен найти 200 тысяч евро. Это большая сумма. Мне нужно иметь прибыль 30 — 40%, чтобы позволить себе закупать технику. А так приходится жить день на день.
GL Что, по-вашему, может сделать государство, чтобы помочь сельскому хозяйству?
Джон Кописки Я фермер — не политик. Трудно сказать, но как фермер я не вижу четко выработанной государственной стратегии. И это самая большая проблема. После присоединения Крыма Владимир Владимирович сказал, что банки сельскому хозяйству будут давать долгосрочный кредит на 15 лет. Это действительно помогло бы фермерству. Но пока в действии мы этого не видим. Потому что существует конфликт между государственной стратегией и банками. Банки не хотят давать ссуду на такой срок. Если я сегодня хочу получить кредит в 25 миллионов рублей, я должен внести залог в 36 миллионов. Понимаете? Моя ферма заложена. И при этом банки готовы дать кредит максимум на 8-12 лет.
В этом году я посадил яблоки и персики. Но нужно понимать, чтобы добиться урожая яблок, вырастить деревья — нужно минимум 4-5 лет, молочные продукты — 2-3 года. Реализация этих проектов возможна только с помощью долгосрочного кредитования!
К примеру, мы закупаем в год около 300 тысяч тонн сыра. И, думаю, что есть возможность создать собственное производство этого продукта. Для этого необходима консолидация федеральных органов и банков.
GL То есть все идет к дефициту продуктов, попавших под санкции, и резкому подорожанию мяса, фруктов, овощей?
Джон Кописки Катастрофы нет! Никто пока не знает результат действия санкций. Но от голода мы страдать не будем — это точно! С зерновыми проблем не будет, прежней схеме экспорта мяса вполне возможно найти альтернативу. Процент ввоза его в Россию не столь велик. А вот найти замену 6 тысячам тонн яблок из Европы — сложнее. Хотя вполне возможно, что Китай будет решать проблему экспорта овощей и фруктов в Россию.
GL А вы не думали вашу энергию направить в другую отрасль бизнеса? Все-таки вы 15 лет бьетесь и при этом, как говорите, в минусе.
Джон Кописки Я все равно уверен то, что я делал и делаю по сей день — не ошибка. Мне 65 лет, и я рад тому, что имею. Да, актив не растет, но у меня хорошая жизнь. Я мечтал построить новую жизнь для следующего поколения. Передать свое дело моим сыновьям. Старшему моему сыну 21 год, среднему — 17, и они уже сказали, что не будут продолжать мое дело.
Слава Богу, у меня умные сыновья. Они видят, что их папа работает 15 лет, и за все время не получил ни одной копейки прибыли. Я бы хотел, чтобы кто-нибудь из них продолжил дело, но если они выберут свой путь, я не расстроюсь.
GL У вас такое огромное хозяйство, вы обеспечиваете Петушки рабочими местами. Сколько человек трудится на ваших фермах?
Джон Кописки 150 человек — на двух хозяйствах. Причем меньше половины местных, остальные — гастарбайтеры. На тракторе, в офисе — работают жители Петушков, а ручной труд обеспечивают приезжие. Они хорошие работники. Без них мы бы не смогли. Весь мир живет так. В Америке на земле работают мексиканцы, молодое поколение местных уезжает из деревень.
Проблема Петушков — близость к Москве. У нас в городе средние зарплаты 23 тысяч рублей, мы платим рабочим порядка 30 тысяч. Но все знают, какие оклады в Москве, никто не хочет ничего делать за 30 тысяч. Молодое поколение уезжает из Владимирской области в столицу. А на земле никто работать не хочет. Люди предпочитают продавать аграрную технику, а не работать на ней, продавать лекарства, а не лечить. Так живет весь мир. 
Но мы с оптимизмом смотрим в будущее, хотя открыто заявляем о том, что сельскому хозяйству нужна помощь.
Мы с оптимизмом смотрим в будущее, хотя открыто заявляем о том, что сельскому хозяйству нужна помощь.
Читайте также:

Наверх