Владимир Аветисян: «Я свой страх давно пережил»

О суете и гармонии, неспортивных девушках, первом заработке,  жизни в соцсетях и ожидании 2021 года. 



Зимнее солнце отражается в космических светильниках будущего, небесно-серебристый тон пространства задает «ощущение полета». Тишину нарушает Его уверенный шаг. Минута в минуту. На интервью с GL Владимир Аветисян. 


Заместитель председателя правления Роснано, член бюро центрального совета Союза машиностроителей, скромный гитарист и яркий герой многих событий в самарской истории, впервые – и только нашей съемочной группе – назначает встречу в «Стереокафе». Это часть будущего музея рок-н-ролла, внутри того самого светящегося куба близ концертного зала «Звезда». 
 
Раз уж мы здесь и мы первые, хотя очевидно – все безупречно и все готово, развейте уже туман, когда открытие? 
Да мы не торопимся, хотим, чтоб был готов музей, потому что открывать кафе без музея...  Хочется, чтобы все работало в комплексе, по нашим задумкам одно дополняет другое. Если заглянуть чуть дальше, в глубь музея – там оборудование уже устанавливается. Всему свое время. Ребёнок должен созреть, поэтому, чтобы он у нас не получился недоношенным, мы хотим его пестовать и лелеять до момента рождения.
 
Про течение времени – декабрь, Владимир Евгеньевич, уж наступил. События этого года даже в кино не все могли себе представить, а мы в этом теперь живем. Как Вам? Что-то вывело из себя? Или, наоборот, вдруг порадовало? 
В кино как раз этого ужаса хватало, я и сам смотрел несколько фильмов, которые посвящены вирусным атакам. В этом смысле я ничем не отличаюсь от большей части населения нашей страны и мира. Честно просидел в изоляции четыре с половиной месяца и был просто счастлив, потому что никогда еще не проводил столько времени дома, с семьей, детьми. В отличие от того, что я часто слышал, у нас была полная гармония, никто ни от кого не устал. По крайней мере мы развлекались как могли. В наших взаимоотношениях появилось много теплоты. И ещё я понял, что можно прожить без всей этой суеты, поездок и Европы. Можно прожить в своей родной Самаре и получить кучу удовольствия от того, что есть здесь. 
С другой стороны – производственные процессы, которые не останавливались во время ограничений, вызванных пандемией. Я считаю, что мы научились работать дистанционно. С начала апреля не было ни одного очного совещания в Роснано с моим участием. Что интересно, это существенно сокращает время самих совещаний. Если мы заседаем очно, то это два часа, дистанционно – не больше часа. То же самое – Союз машиностроителей, все заседания центрального бюро идут заочно. 
 
Поработали – отдохнули. Развлекаться в Самаре – это как? Ходили на набережную? Творение Покраса Лампаса видели?
Нет, не видел, только в соцсетях, но мне понравилось. Я считаю, что современное искусство нельзя считать несерьезным, потому что так несерьезно относились и к художественным творениям, признанным со временем шедеврами начала ХХ века. Все, что украшает город, может сделать его более интересным и динамичным с точки зрения визуального восприятия, я приветствую.
 
Самара меняется? Вы не живёте здесь уже 16 лет...
Я все-таки бываю здесь. Самара очень сильно изменилась. Сегодня приехал из Москвы на поезде, и я проехал от железнодорожного вокзала по улице Коммунистической, потом по Московскому шоссе, и многие вещи я просто не узнал... Городские пейзажи для меня незнакомы. 
Радуют новые развязки, новые дороги, если говорить о том, как город задекорировали к чемпионату мира – все живенько и весело. Нравится, как расписали торцы некоторых домов. Стало лучше, и набережная очистилась от наследия 90-х – начала 2000-х годов. 
 
Летом мы катались на вездеходах по Жигулевскому заповеднику, провели очень много времени на Волге, как всегда собирали всех детей, друзей, проводИли зарницу 9 мая, накормили их кашей с солдатской кухни –  жить можно. Я не отношусь к тем людям, которых что-то очень сильно напрягает, я человек дисциплинированный, ношу маску, обрабатываю руки антисептиком. Впрочем, отсидев четыре месяца на карантине, я полетел в Москву и через неделю заболел, получил в итоге иммунитет, чем готов со всеми поделиться. 

Если меня, как кота, выгрузить из мешка в Самаре и сказать — посмотри направо и налево, я не всегда смогу ответить, где я нахожусь. Мне это нравится. Не нравится много дешевой, пошлой рекламы - не с точки зрения содержания, а то, как она исполнена. Это нас отбрасывает на уровень бедных африканских стран. 
 
Какую маску Вы носите с собой? Простую или дизайнерскую?  
У меня хорошая, технологичная маска, с угольным фильтром и шнурком: вы ее сняли, и она на шее висит. Я против дизайнерских масок, потому что маска должна быть не столько красива, сколько должна защищать. 
 
Дизайнеры, художники... Владимир Евгеньевич, Ваш дар самарскому художественному музею — картины русских, советских художников. Чтобы через сто лет говорили о подарке замечательного человека? Или просто людям сделать хорошо? 
Если через 100 лет вспомнят – меня это уже не порадует, давайте надеяться, что это произойдёт раньше, сейчас. История меценатства родилась не на пустом месте. Российские меценаты конца XIX – начала XX века были большими коллекционерами и серьезно разбирались в искусстве. Более того, их имена – это и есть Серебряный, я бы даже сказал, бриллиантовый век в живописи, который дал мировой культуре Коровина, Шагала и другие великие имена. 
 
Когда ты начинаешь в чем-то разбираться, тебе хочется, чтобы и другие были вовлечены. Такой мостик я решил непременно построить со своим близким другом, большим коллекционером и знатоком искусства Владимиром Некрасовым. Это не только возможность что-то сделать самому, но и сказать людям: делай как я. И неважно, где это делать — в музее или где-то еще. 
 
Благотворительная деятельность, фонд «ЕВИТА», помощь паллиативным детям, которым сложно помочь выздороветь, — это тоже Ваш принцип, «делай как я»? 
В самом начале 90-х, когда я со своими коллегами заработал первые более-менее деньги, мы не понимали, что с этим «счастьем» делать, и, в отличие от многих, не купили себе по «Мерседесу», а пошли и отнесли их в детский дом. Это был совершенно нерациональный порыв. Мы даже не знаем судьбу этих денег и насколько верно ими распорядились люди. Но с тех пор я был вовлечен в процесс, называемый благотворительностью. Однако помощь не была системной, и часто ее получали те, кто до меня добирался. Я понимаю, что всем помочь невозможно. При этом я порой слышу: а вот лучше бы он сделал это, а вот лучше бы еще вот то. Ну, ребята, идите и сделайте. Фонд «ЕВИТА» не только дает возможность получить помощь, но и ее оказать. Для меня всегда было важно, чтобы помощь доходила до тех, кому она необходима — до ребенка, старика и инвалида. Я года три думал, как это профессионально устроить, что мне нужна Ольга Шелест /сейчас директор основанного Владимиром Аветисяном благотворительного фонда «ЕВИТА». Прим. GL/. Я был с ней знаком, мы поговорили и решили, что фокус-группа нашего фонда — это паллиативные дети. И только потом я осознал: не в наших силах оказать такую помощь, которая может избавить ребёнка от тяжелого неизлечимого недуга, но вопрос в том, как, в каких условиях и сколько он проживет. Мне было трудно с этим смириться, но я себя воспитал. Я думаю, что Ольга в этой части жизни более мужественный человек. 
 
Вы знаете истории своих подопечных? Навещаете их? 
Совсем недавно мы ездили в тольяттинскую детскую клиническую больницу, куда фонд «ЕВИТА» организовал приезд удивительного хирурга Ильи Захарова. Мы вместе ходили по палатам, я видел малышей, их мам и пап, которым наше участие помогает. Один мальчик, до этого похожий на тень, за несколько месяцев набрал вес, смотрю — лежит здоровый парень. Когда ты видишь результат того, что делаешь вместе с другими людьми, то это запоминается навсегда.


И тут мне стали приходить лайки и репосты. Сначала их было 30 тысяч, потом 50. В итоге 500 тысяч просмотров и репостов. Никакие события из моей жизни не вызывали ни у кого такого глобального интереса. 

 
Говорят, к Вам на страничку в Фейсбуке можно «постучаться» и Вы ответите. Неужели сами ведете аккаунт и нет специально обученных людей, которые трут комменты, читают переписку, отсеивают навязчивых гостей? 
Конечно сам, и у меня абсолютно бездарные соцсети с точки зрения позиционирования, продвижения. Анатолий Борисович Чубайс мне как-то много лет назад сказал, что надо иметь нам всем соцсети, но сюжетов про Роснано у меня в аккаунте так и нет. Мои соцсети — это такая штука, что вижу — то пою. Я не стараюсь преследовать никаких целей. Это либо мое настроение, которым я хочу поделиться с кем-то, либо то, что мне кажется забавным и увлекательным. 
 
Самая удивительная ситуация с моими соцсетями —  финальный матч чемпионата России по баскетболу в позапрошлом сезоне, когда в Питере Самара выиграла. Перед началом матча вышла танцевальная группа девушек, и у всей публики челюсти сразу отпали, потому что девчонки были одеты достаточно... неспортивно. Если есть неспортивное поведение, то они были одеты неспортивно.
 
Я поначалу подумал, что на стадион вышла группа поддержки питерской команды, но позже выяснилось, что на открытие пригласили танцевальный ансамбль. Я не мог удержаться. Редко что-то снимаю, но тут я достал телефон: замечательные девчонки, красивые, молодые, высокие, но настолько этот танец не гармонировал со всем происходящим – со стадионом, с событиями. Выложил это и написал: «До Питера я думал, что в баскетболе видел все». 

 
В соцсетях мы видим фотографии в том числе с недавнего летнего концерта во внутреннем дворике Художественного музея: красивые, живые лица гостей. А ведь было время, когда о самарской публике Вы отзывались как о, мягко говоря, замороженной. Люди меняются? Или кадры удачные? 
Там еще и видео можно посмотреть /смеется/. Самарская публика не особо отличается от саратовской или пензенской. Да я и сам такой – на концерте не буду скакать. Многие не привыкли к тому, что можно петь, танцевать, двигаться. А на тот концерт пришли, видимо, более свободные люди. И настроение совпало. Это в любом случае опыт для музыканта. На таких небольших площадках – лицом к лицу, но ты не боишься ошибиться. 
 
А бывает, что боитесь? 
В принципе, страх — это одно из основных чувств, которое должно присутствовать в человеке. Если бы не было страха, то население земного шара было бы существенно меньше. Другое дело, как ты в этот момент себя проявляешь. Если говорить о сцене – любой человек, на нее выходящий, чувствует волнение, но оно проходит – в нашем случае с первыми аккордами.  
 
А 2021 года не боитесь? Тревожно как-то в ожидании новогодних чудес?
Да нет, я ничего не боюсь в этом смысле, я буду творить, я свой страх давно пережил. Мы, наверное, в начале весны 2020 года с чрезмерным оптимизмом смотрели в год 2021. Новый год тоже будет напряженным, я знаю, что многие большие звёзды и музыканты свои концерты с лета 2020 года перенесли на лето 2021-го. Теперь понятно, что существует большая вероятность, что и они будут перенесены. Мы свой тур тоже очень оптимистично перенесли на весну 2021-го. Я жду, что в следующем году начнётся массовая вакцинация как единственный способ избежать заражения. Другого не существует. Изоляция, маски, перчатки, контроль — все это только снижает уровень возможности заражения, но не спасает. 
 
Чего лично Вы ждете от нового года? 
Знаете, буду действовать по обстановке. Если говорить о музыке – я думаю, что к весне выпустим новую пластинку из тех песен, которые мы ещё не записывали, они должны были прозвучать в предстоящем туре. Для этого необходимо только работать в студии. Поэтому вот это мы сделаем точно. 
 
Охота? Поездки? 
На охоту можно ездить, что называется, не покидая родных земель, поэтому если будущее лето нужно будет провести на Волге, то с большим удовольствием это сделаю. А еще открыта Танзания, где я уже побывал. 
 
Мы поняли, кто лоббировал это направление. А если серьезно, в завершение позвольте небольшой блиц. Какая, на Ваш взгляд, главная черта Вашего характера? 
Наверное, способность мобилизоваться и проявить правильную реакцию в каких-то нестандартных или форс-мажорных обстоятельствах. Я хорош на войне, когда что-то начинается или когда нужно что-то реформировать, принимать стратегические решения. В текучке я бесполезен. 
 
Главное качество женщины, на Ваш взгляд? 
Порядочность.
 
Главное качество мужчины?
Благородство. 
 
Где бы вы хотели жить? 
Там, где живёт моя семья. 
 
Ваш любимый музыкант?
Если относиться к этому как к тесту, где нужно выбрать, только один ответ – Эрик Клэптон. А композитор – Петр Ильич Чайковский. 
 
А художник? 
Константин Алексеевич Коровин. 
 
Пожелайте что-нибудь себе и читателям GL в новом году...
Я желаю всем здоровья, терпения и быть в гармонии с самим собой. Никто другой нам этого не даст. 





 
23 декабря 2020
Читайте также:

Наверх