Хранилище архитектуры

Не трогать! К экспонатам всегда можно было прикасаться только взглядом и разумом. Вся история России, согласно концепции директора Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева Елизаветы Лихачевой, должна сконцентрироваться в одном месте. Почему музеям не стоит увлекаться современными технологиями, откуда в них появляются предметы и какие планы экспозиционера не нарушат никакие обстоятельства – в интервью GL.



Елизавета Станиславна, вы руководите музеем уже три года. В чем вы видите свою миссию как руководителя?
Обеспечить музею будущее. Создать структуру, при которой вне зависимости от того, кто садится в кресло директора, музей продолжал бы сохранение и изучение архитектуры. Для этого я должна организовать жизнедеятельность фондов и показ всех коллекций. Основные задачи, которые ставятся передо мной, – тривиальные. Среди них экскурсионная, лекционная и выставочная работа, а также постоянная экспозиция. Своей главной миссией я считаю реконструкцию основного здания на Воздвиженке и строительство нового. Оно позволит решить главные проблемы музея: качественное сохранение коллекции и ее показ, а также возрождение постоянной экспозиции.  
 
Как в дальнейшем будет развиваться Музей архитектуры? Какие современные методы и технологии вы планируете адаптировать?
Всеобщее увлечение 3D-технологиями, визуализациями, телевизорами в каждом зале и прочими прекрасными игрушками подменило задачи, которые стоят перед каждым музеем. Путаница в понятиях «просвещение», «образование» и в том, что именно можно считать развлечением, приводит к тому, что музей начинает восприниматься обществом как торгово-развлекательное заведение. Музей – это просветительское учреждение, которое хранит историю. 
Повальное увлечение технологиями приводит к перенасыщению посетителей контентом. Разумеется, некоторые предметы Музея архитектуры можно показывать при помощи дорогостоящих 3d-реконструкций, но для нас важнее научить людей «читать» произведения искусства. Единственное над чем мы сейчас активно работаем, – это оцифровка коллекции и её публикация на сайте. 

  
Музей архитектуры им. А.В. Щусева                                                           Дворик Музея архитектуры

 
Одна из текущих выставок «Калязин. Фрески затопленного монастыря» временно станет частью постоянной экспозиции – какова ее дальнейшая судьба?
Ближайшие несколько лет фрески будут оставаться в постоянной экспозиции музея. Мы их снимем, когда главное здание /усадьба Талызиных/, полностью уйдет на реконструкцию. Сейчас в рамках выставки представлены 40 фрагментов фресок из 100 у нас имеющихся. Моя цель – выставить все и по возможности собрать фрески из других собраний. Предоставив посетителям возможность ознакомиться с коллекцией в Музее архитектуры, после мы направим ее в другие музеи. 

История русской архитектуры – река, по которой мы плывём. Задача нашего музея – представить её воды в наиболее полном объеме.  

 
Как из затопленного города спасали фрески?
Их не пришлось спасать из затопленного города, ведь Троицкий Макарьев монастырь находился на острове. Спасали фрески тяжело: решение о сносе монастыря было принято в 1937 году. Два года его пытались перенести или сохранить, но когда стало окончательно понятно, что это невозможно, Академия архитектуры приняла решение о создании экспедиции. Экспедиция выехала из Москвы в Калязин в декабре 1939 года и вплоть марта 1940 года специалисты снимали фрески со стен, производили обмеры и демонтировали часть убранства монастыря. Обмерные чертежи хранятся в нашем музее и теоритически по этим данным можно полностью восстановить монастырь. То, что члены экспедиции не успели срезать со стен, хорошо описали и сфотографировали – так у нас есть полное представление о том, как монастырь выглядел до сноса. 
Экспедиция работала при очень низких температурах. Стены собора промерзли насквозь – пришлось устанавливать жаровни, чтобы их прогреть. Была разработана технология примораживания, которая ускорила процесс: ткань мочили в теплой воде и прикладывали к фрескам, после чего срезали изображения. Благодаря работе экспедиции за 2,5 месяца со стен было снято около 200 кв. м фресок – это большой и героический труд. 



Экспозиция Калязин. Фрески затопленного монастыря

Какие ветхозаветные сюжеты изображены на фресках? Что их объединяет?
Программа росписи Троицкого Макарьева монастыря сложна и многогранна - во главу ставились понятие греха и его искупление. Фрески, выбранные для выставки, воспроизводят сюжеты из Ветхого Завета, циклов об Иисусе Христе, рождении Богородицы, а также изображают сцены из Откровения Иоанна Богослова. Центральный алтарь был посвящен любопытному сюжету, редко встречающемуся в русской иконографии – Великому входу. Кроме того, западная стена, части южных и северных стен были посвящены Апокалипсису. Это довольно редкий сюжет для православной культуры, который насыщен образами и событиями. Ощущение конца времен и страшного суда накладывалось на исторические обстоятельства. Безусловно, фрески Троицкого Макарьева монастыря нужно рассматривать в контексте XVII века, личности Алексея Михайловича Романова, реформ Никона и недавно закончившейся Смуты. Их создали 18 царских иконописцев, среди которых художники из Костромы и Ярославля. Эти же мастера в начале XVII века создали настенные росписи в Успенском и Архангельском соборах Московского Кремля.
 
Что ожидает посетителей экспозиций в ближайшем будущем? 
Сейчас главное – сохранить и продолжить все проекты, которые уже были начаты. Один из них посвящен 100-летию ВХУТЕМАСа, который пришлось перенести на зиму. Второй проект про русский космос: как его отражение находит себя в архитектуре и искусстве. Сама идея космоса – это юбилейный проект, посвященный 60-летию полета Юрия Гагарина. Третий – выставка, посвящённая 75-летию Победы и работе архитекторов во время Великой Отечественной войны. Надеюсь, что все перечисленные идеи удастся воплотить несмотря ни на что. В начале декабря также откроется большой выставочный проект, посвященный труду музейных реставраторов. Обычно никто не видит и не может оценить реставрационную работу – на выставке мы хотим показать, что, как и зачем они это делают. Из каких глубин небытия специалисты порой спасают вещи, которыми все наслаждаются не один десяток лет. 
Наша выставочная и экспозиционная политика направлена на рассказ про технологии и идеи, которые были у русских архитекторов не только в дореволюционный, но и в советский период. В 2034 году нам исполнится 100 лет. К этому времени мы бы хотели встретить столетие в новом здании и с постоянной экспозицией. Планов – громадье! Дело за малым – осталось их только реализовать. 

 
  
                                                   Омовение ног. Фресковая живопись Троице-Макарьева монастыря.

Какую выставку вы бы хотели организовать?
Открытие персональной выставки итальянского архитектора Франческо Борромини, работавшего в Риме, моя мечта, которая не выходит из головы уже три года. Особенно захватывает идея постройки в натуральную величину модели Садовой галереи Палаццо Спада. Уверена, эта выставка сможет заинтересовать не только меня, но и коллектив музея и массу других людей. Архитектура позволяет говорить об искусстве, живописи, скульптуре и многих других тонкостях одновременно. Фридрих Шеллинг однажды сказал, что архитектура – это застывшая муза, и был совершенно прав.  
 
На что вы ориентируетесь при выборе тематики выставок? 
Все зависит от того, откуда к нам приходит проект. Если мы достаем его из недр музея, то первая и главная ориентация – возможность показа части музейной коллекции, которая либо была плохо изучена, либо недостаточно показана ранее или ее тема вновь стала актуальной. Я всегда внимательно изучаю, что и как планируется показывать, а самое главное, какую историю мы собираемся рассказать. Важно, чтобы материал был изложен доступным и понятным языком – не секрет, что грамотный экспозиционер должен рассказывать много разных историй на одном и том же материале. Мне бы хотелось, чтобы наши выставки носили просветительский характер и были проводником в сложный мир архитектуры. 


Постоянная экспозиция «Калязин. Фрески затопленного монастыря» посвящена результатам многолетней работы по изучению и сохранению фресок Троицкого Макарьева монастыря. Впервые спустя 80 лет зрители смогут увидеть настенные изображения, которые были созданы ещё в 1654 году.
 
Как пополняется коллекция музея? 
Коллекция музея собиралась с 1934 года – тогда при Академии культуры был создан первый музей архитектуры в России. Он был скорее академическим кабинетом, чем в полном смысле этого слова музеем, потому что собирал в себя все, что касалось архитектуры и церковной культуры. С тех пор сохранилось много скульптур, предметов утвари и убранства храмов. Среди них знаменитый Шумаевский крест, который стоит сейчас в разобранном виде. Когда-нибудь соберем памятник в полную, восьмиметровую высоту.
 
Второй источник предметов – Музей русской архитектуры, который основал Алексей Щусев. Советский архитектор и проектировщик добивался передачи графических коллекций из собраний и архивов проектных институтов. 
Помимо графики и церковных вещей мы храним небольшую, но представительную коллекцию мебели, живописи и ткани, прикладного искусства и, наконец, фототеку – уникальные фотографии и негативы, общим количеством около 400 000 предметов. Это бесценный архив, который показывает историю русской архитектуры не только в оригинальных чертежах и изображениях, но и в фотографиях. Самая ранняя датируется концом XIX века. Наша коллекция сложна и многообразна, мы будем счастливы представить ее широкому зрителю при первой же возможности. 
 


23 ноября 2020
Читайте также:

Наверх