Леонид Кудеров. Статус «архитектор»

Важное место в творческой жизни Леонида занимает общественная деятельность: он входит во множество градостроительных советов и комиссий и помогает Самарской области развиваться в качественно правильном направлении. Об отстающих тенденциях строительства, последних проектах и путях решения проблем Самары он рассказал в своем интервью GL.



Леонид Кудеров –  автор десятков проектов и построек, среди которых прежде всего следует отметить известный дом под названием «Муха». Также он запроектировал главный корпус СГАУ, комплекс жилых домов на улице Алексея Толстого, офис компании «Альфа Л», в которой сам является главным архитектором.


Почему именно архитектура? 
У каждого человека есть ментальные предпочтения, с которыми он рождается. Сочетание рационального и художественного проявлялось во мне с детства и осталось на всю жизнь. С лёгкостью я был прекрасным рисовальщиком. Но одновременно с этим понимал – всё созданное нужно проверять наукой. Те, кто считает, что архитектура – это искусство, глубоко ошибаются. Это точная наука.
 
Как она перекликается с вашей общественной деятельностью?
Я вхожу в комиссию по застройке и землепользованию, в градостроительный совет города и в общественный градостроительный совет при губернаторе области, являюсь председателем Экспертного совета и членом правления Союза архитекторов. Конечно, общественная нагрузка колоссальная. Некоторые обязанности я выполняю с удовольствием, а в некоторые приходится ввязываться, как «во все тяжкие». В последние несколько лет в градостроительстве и урбанистике возникло много «сторонних» интересантов. Поэтому во избежание негативных последствий «воинствующего дилетантства» я вынужден выступать экспертом и консультантом. 
 
Какие тенденции по строительству сейчас актуальны? 
Должен вас разочаровать – сейчас в Самаре и России мы видим тенденции, которые были актуальны в мире в 90-х. 30 лет назад я как лучший молодой архитектор России приехал на работу в Лондон, где меня спросили: «Из чего вы строите дома?». «Из кирпича», – ответил я. Их удивлению не было предела. «А вы знаете, что кирпич является очень плохим материалом с точки зрения несущей способности?» – «Знаю», – отвечал я. «А вы знаете, что кирпич является очень плохой конструкцией с точки зрения теплоизоляции?» – «Знаю». «Тогда зачем вы из него строите?!». И только сейчас мы пришли к тому, что перестали строить из кирпича. Но за эти 30 лет мировая строительная практика, архитектура и индустрия ушли далеко вперед. Сегодня все новые дома – умные и технологически оснащенные. Однако отставание в 30 лет – не так уж и много. Разница преодолима: когда я проектировал крупнейшую в Пекине ТЭЦ в 1993 году, я приехал в отсталую страну. Сейчас Китай – один из мировых лидеров с точки зрения строительной индустрии. Все гандикапы /неравные возможности/ на самом деле не такие великие, как кажется, было бы желание и умение.

Чем большим количеством вопросов мы зададимся сегодня,
тем проще нам будет в будущем.

 
Над какими проектами вы работаете? Как архитектор может выразить себя в своей работе?
Самый крупный проект, которым мы сейчас занимаемся, – жилой комплекс на улице Солнечной, его еще также именуют Боярским двором. Уже построена первая очередь, на которую приятно смотреть – это настоящая европейская архитектура. Чаще выразить себя профессионал может при строительстве частного дома. Индивидуальные дома – отдушина для архитектора, потому что здесь гораздо больше возможностей для творчества. 
Как меня научил известный архитектор Тео Кросби: заказчик всегда прав, но сделать надо по-своему. У архитектора должно быть достаточно профессионализма, чтобы интерпретировать желания заказчика и при этом умудриться сделать собственный проект. Архитектор – сложная профессия, в которой кроме энциклопедических знаний нужно уметь работать жестко. В строительном секторе не любят сантименты.

 
В каком состоянии город сейчас? 
Мы же все с вами горожане, поэтому прекрасно можем оценить состояние Самары. Сейчас мы пользуемся постмундиальными достижениями. Только вспомните Самару еще каких-то три года назад… Но нужно признать, что у нас всё делается бессистемно. Ждать очередного повода, чтобы сделать ремонт, – это, конечно, неправильно. Городская среда должна быть предметом постоянного интереса и властей, и горожан. Для этого жителям нужно через межевание вернуть их земли, чтобы они имели интерес к их поддержанию в надлежащем состоянии.

Наверняка у вас есть любимые объекты, которые, на ваш взгляд, формируют образ города.
К городу нужно подходить не как к объектам, а как к гармоничной среде. /Леонид показывает большую картину с панорамой площади Чапаева./ Это картина моего учителя в художественной школе Юрия Каневского, на которой раскрывается пример европейской гармоничной среды. Этот вид формировался естественным образом на протяжении 200 лет. Поэтому здесь постоянно проходят свадьбы, гуляют местные жители и туристы.

 
Как сильно на проектирование «Мухи» повлияла городская среда? 
Это тот случай, когда не стоило увлекаться профессиональным эгоцентризмом. Лучше было отдать дань уважения театру и окружающим его объектам. Хотя мало кто понимает, что данная композиция – абсолютно модернистская, с небольшими элементами, заимствованными из арт-нуво. В историческое окружение вполне можно вписать здания с современной объемно-пространственной композицией.
 
Как вы относитесь к современной застройке Самары?
Вопрос современной застройки исторического центра города неактуален – её фактически нет. Эта часть почти полностью покрыта охранными зонами объектов культурного наследия. Недавно наш город получил статус исторического поселения, и сейчас ведутся споры из-за регламентов строительства. Ведь дело не в самом статусе, а в параметрах застройки. Я считаю правильным, что именно умеренные регламенты помогут сохранить историческую застройку, любой радикализм во взглядах всегда мешает.

Индивидуальное самовыражение архитектора опосредовано в контексте времени, среды и технологий. Поэтому в творчестве стремлюсь к следованию принципу содержательности формы, когда ни одна линия не появляется ни на бумаге, ни тем более в объекте без логического её обоснования.
 
Расскажите о будущем Самары. Какой вы видите ее через несколько десятков лет? 
У нас достаточно высокая обеспеченность жильем – около 26 квадратных метров на человека. Поэтому сейчас Самаре не нужна новая застройка и осваивание новых территорий – необходимо менять качество имеющегося жилья. Уже сейчас следует заняться ветхой застройкой, также буквально через несколько лет предстоит решать вопрос с хрущевками. После этого встанет вопрос с панельными домами 90-х годов, которыми у нас застроена половина города. И лучше начинать заниматься этими проблемами не в последний момент, когда все начнет сыпаться, а подойти ко всему систематически.
 
Какое вы видите решение для существующих проблем? 
Нет универсального рецепта для решения всех проблем: либо сносить все до основания, либо перестраивать. Если бы он существовал, мы бы все делали одинаково. Как говорил мой папа, известный врач-психиатр: «Как хорошо, что мы все такие разные». Не бывает двух одинаковых градостроительных ситуаций: на улице Гагарина будет один способ решения проблем, и совершенно другой – в Мичуринском микрорайоне. Чем большим количеством вопросов мы зададимся сегодня, тем проще нам будет в будущем.
 
26 августа 2020
Читайте также:

Наверх