Хирургия как искусство: Рустам Халилуллин

 

Своей профессиональной деятельностью Рустам Халилуллин доказал, что пластическую хирургию можно смело ставить в один ряд с настоящим искусством. И если первое позволяет получить совершенные контуры тела, а второе – излечить душу, то практика блистательного доктора-философа способна поменять систему восприятия личности, раскрыв перед каждым безграничные возможности.

 
 
Рустам, вас знают как блистательного хирурга и обаятельного человека, которого всегда встречают с широко распахнутыми глазами. Однако дело же не только в профессионализме и обаянии? Иначе как можно объяснить ту неиссякаемую внутреннюю силу, которая не только ведет желающих к совершенству линий, но и в принципе перезагружает сознание?
Видимо, я отношусь к людям, которые не умеют жить наполовину и кто предан делу безальтернативно. Никогда не говорил об этом вслух, но я одержим хирургией. Это моя страсть, которая всегда заряжает.
 
А недавно, беседуя с одной из своих учениц, я упомянул, что хирургия — сложная система, состоящая из многих составляющих. Безусловно, необходимыми являются мануальные навыки, колоссальная теоретическая база, умение сострадать и любить не только своих пациентов, но и все окружающее. Но в пластической хирургии есть и еще одна важная составляющая – всеобъемлющее чувство прекрасного! Без него другие элементы мозаики просто бесполезны. И только когда все сходится воедино, появляется возможность попасть в мир безоговорочного счастья — счастья в глазах твоего пациента.
 
География вашей деятельности охватывает четыре города в России. Порой за сутки вы успеваете сделать пять операций и провести до тридцати консультаций. И это без учета вашей научной работы. В чем заключается секрет такой фантастической работоспособности?
В древности работой называли тяготу, нужду, тяжелую подневольную деятельность… Назвать то, что я делаю, работой у меня просто язык не поворачивается. Я прихожу в клиники, где оперирую и принимаю пациентов в разных городах нашей прекрасной страны, выступаю перед десятком или перед сотнями человек, сижу перед компьютером дома и пишу новую статью или доклад, формирую программу конференции или придумываю новые проекты и веду их. Что бы я ни делал сейчас, получаю от этого удовольствие: кайфую в операционной, в своих кабинетах, в лекционных залах — и дома, сидя перед компьютером и с телефоном в руках, тоже кайфую. Кайфую днем и ночью. Везде. Так что я — в раю... Правда, здорово?
 
Рустам, как вы считаете, благодаря чему вас выбирают и так любят пациенты?
Помните выражение: «Мы получаем то, к чему мы готовы»? Пациенты и врачи — это одно целое. Взаимодействие пациента и доктора должно происходить на подсознательном уровне, лишь в этом случае результат сможет устроить обе стороны. А понимание между ними возможно только благодаря исключительной искренности, без ложных представлений и невыполнимых обещаний.
Мне крайне повезло с моими пациентами, практически всегда взаимопонимание возникает уже с первой минуты разговора. Для меня, как для человека, так и для специалиста, это очень важно!

Случалось ли вам отговаривать пациентов от операции? 
И почему?
Среди моих пациентов нет ни одного человека, который сказал бы, что я хоть раз навязал какую-нибудь процедуру или операцию. 
Напротив, если есть возможность не делать операцию — я всегда предлагаю подождать некоторое время либо в принципе отказаться от вмешательства. Однако часто какой-то внешний изъян или дефект приносит людям дискомфорт, рождает комплексы и вызывает ежедневный стресс. 
 
Каждый человек уникален – не устану повторять это. Но не стоит забывать, что мы не выбираем «базовые настройки» своего тела. Поэтому некоторые особенности, данные нам природой, превращаются в комплексы. Причем не сиюминутно, а постепенно укореняясь в сознании. А носить такой груз психологически тяжело.

Реабилитационный период после операции так же важен, как и сама операция. Как вы ведете пациентов после хирургического вмешательства, если принимаете их в нескольких городах?
Ежегодно я выполняю более полутысячи операций. И дистанционное послеоперационное ведение пациентов представляет собой уже давно отстроенный процесс. В первые дни после операции все пациенты находятся под присмотром в клинике, здесь ими занимаются доктора и перевязочные сестры. Это профессионалы своего дела – я всецело доверяю им. Медицинский персонал ухаживает за пациентами, снимает швы и всегда отправляет мне фотографии с перевязок. Также пациенты лично направляют мне фотоотчёты через две недели и спустя месяц после операции. Если возникают вопросы, я прошу адресовать их лично мне. Мой контактный номер телефона указан в выписках. Я всегда на связи, вне зависимости от того, в каком городе или стране нахожусь. ⠀
 
Как правило, многие пациенты испытывают страх накануне операции. На ваш взгляд, это неизбежно? И лично вы испытываете волнение, переступая порог операционной?
Самый лучший вариант — смириться. Понять, что бояться — это нормально и естественно. Беспокоиться по поводу наркоза и волноваться накануне операции – абсолютно нормально и… правильно. Подобная манипуляция является серьезным шагом, и было бы странно испытывать в такой момент безразличие к ситуации.
И я боюсь. На мне лежит огромная ответственность за процесс и результат. Но этот страх только помогает мне сделать всё хорошо. Испытывать страх – это в нашей человеческой природе. Рекомендую сродниться с ним, но не пускать его впереди себя. Лучше доверяйте Вселенной и не сомневайтесь в своем докторе. Вы же не зря его так долго выбирали! /улыбается/
 
Рустам, что бы вы пожелали нашим читателям?
Совет один – следить за собой не только в плане красоты, но и не забывать о здоровье. Поверьте, без здоровья никакая красота уже не нужна. Не забывайте о прекрасной системе, придуманной в Советском Союзе – системе диспансеризации. Она была создана для того, чтобы выявить проблему в самом начале и вовремя её устранить. Профилактика всегда проще, чем лечение. Будьте здоровы!


doctorhal.ru


Читайте также:

Наверх