Осознанная красота. Виктория Блинова.

Профессия Виктории Блиновой – пластического хирурга Дорожной клинической больницы – это не только про пластику лица и тела. Это прежде всего про помощь людям в обретении уверенности и любви к себе. Светский обозреватель Анна Моисеева Специально для GL О том, что связывает психологию и хирургию, почему важно знать, чего ты хочешь, и как сохранить баланс между любимой работой и столь же любимой семьёй.



Виктория, как вы думаете, в чём заключается главная ценность вашей профессии? Только ли в пластике тела и лица?
Конечно, нет! Пластическая хирургия – гораздо более сложное явление. Это решение проблем людей, которые приходят ко мне с определёнными запросами, трудностями в жизни. Важно понимать тесную связь с психологией, уметь отличать психологические проблемы от реальных недостатков внешности, которые мешают двигаться дальше. Мне это удается, поэтому в моей практике много примеров, когда у человека после операции жизнь изменилась в лучшую сторону. 
 
На ваш взгляд, насколько человеку важно быть уверенным в себе, принимая решение о пластической операции?
Немного неправильно говорить в этом плане об уверенности в себе. Важно понимание реальной необходимости изменений. Когда ко мне приходит пациент и перечисляет, что его не устраивает во внешности, что он хотел бы изменить, но прислушивается к советам – у нас получается конструктивный разговор. Важно понимать пропорции лица или тела, соблюдать гармонию во всём – как снаружи, так и внутри. А когда у человека комплексы, потому что он не любит себя – пластическая хирургия не поможет. Тогда я пытаюсь отговорить пациента или дать понять, что некомпетентна в вопросе – возможно, кто-то другой его услышит и поймет. 
Некоторые приходят ко мне под маской «красивой девушки», у которой претензий к себе больше, чем у «некрасивой», желающей исправить один-единственный изъян. И если первой операция не принесет счастья, то второй поможет полностью себя полюбить. 
Пластическая хирургия, как и косметология, – это помощь женщине или мужчине полюбить себя, что очень сложно. Поэтому я мечтаю о сотрудничестве с грамотным психологом, в котором так часто нуждаются пациенты. Понимаете, нож – крайняя мера для того, чтобы поменять себя. Иногда с помощью психологических разговоров можно обойтись «малой кровью».

Никакой пластический хирург в Америке не даст ту красоту, которую дадут в России, потому что он не понимает, что такое красота «по-русски». А вот в Турции, к примеру, есть термин «славянский носик». Потому что русские женщины и их черты нравятся всем.
 
Виктория, я очарована вашей внутренней и внешней красотой. Скажите, что для вас женственность?
Очень многогранное понятие, не только красота. Скорее, поведение. Женственность – это про женщину. А многие представительницы слабого пола сейчас пытаются стать «мужиком в юбке»: самостоятельно зарабатывать, обеспечивать себя. Но если им хочется быть по-настоящему женственными, такой вариант нужно сразу отметать. Важно опять-таки полюбить себя. Рядом обязательно должен быть человек, который поможет тебе в этом, будет заботиться, создаст вокруг тебя все условия, чтобы это состояние сохранять как можно дольше. А красота – это уже другое дело. У нас перед глазами сейчас так много примеров, когда не очень красивые женщины достигают головокружительных успехов, при этом они женственны, они иконы стиля, они подают пример. Главное – внутренняя красота.
 
Какие качества вы развиваете в себе? К каким стремитесь? 
Я развиваю в себе то, что мне необходимо в конкретный момент. Нужно стать успешной? Начинаю раскладывать по полочкам то, что мне нужно для этого. Самое главное – регулярно подводить итоги. Например, если я получаю то, к чему стремилась, то обязательно выясняю, что мне помогло. Если не получаю – что мне мешало, что нужно поменять.
А женственности меня учат мои пациентки. У нас взаимный процесс: я развиваю в них уверенность и в то же время многому у них учусь. Ведь все из них красивы по-своему, все бриллианты, на которых нужно правильно нарисовать грани.
 
А что цените в себе больше всего?
Это непростой вопрос – о себе думаю меньше всего. Нужно научиться больше себя любить. Я трудоголик и, бывает, с головой ухожу в работу. Говорю себе: «Стоп», только когда уже не хватает сил двигаться дальше без отдыха. Такого быть не должно. В то же время я очень упрямая и настойчивая: если хочу что-то получить, получу это любыми силами. Но если меня что-то тормозит и я понимаю, что мне это особо не нужно, то лучше поменяю направление.


 
Мы верим в гороскопы и считаем, что все случайности в жизни не случайны. Вы верите в них? Отмечаете что-то для себя?
Верю в гороскопы и знаю, что я – Рак, родившийся в год Собаки, но чтобы начинать каждый день с гороскопа – нет, у меня нет на это времени. Очень часто девушки-пациентки говорят: «Мне нужно оперироваться определённого числа, потому что мой астролог сказал, что это благоприятное время». Сейчас такое встречается все чаще и чаще. Самое главное, чтобы им было комфортно.
 
Представляю, насколько вы заняты. У вас частые выезды, вы являетесь консультантом зарубежных клиник?
Я не консультант, а практикующий врач в Самаре и Москве. С западными коллегами просто делимся опытом. На собраниях конгресса мы все консультанты – как они для нас, так и мы для них. Медицина сейчас сильно расширила границы – у нас есть возможность пообщаться, посмотреть, как обстоят дела в других странах, сравнить с тем, что есть у нас. Но вот важный момент: ментальность и постулаты красоты везде разные. Нельзя говорить даже о Европе в целом, ведь в Швейцарии одни понятия, в Хорватии другие, в Испании и Франции – третьи. Совершенно разное понимание формы груди, того, каким должно быть лицо, каким должен быть нос. Поэтому мы не учим друг друга, мы просто делимся опытом. У меня много пациенток из других стран, но они все русские, славянские. Одна из девушек приехала ко мне из Германии, чтобы сделать операцию на лице. Сказала: «Я не пойду к тем пластическим хирургам, потому что они не понимают, чего я хочу». Она видит, что делают немкам, и ей это не нравится. У нас разное понимание красоты. Например, в пластической хирургии в США свои эталоны: пышная грудь, узкое лицо, большой нос.  В России это не котируется. Но при этом почему-то считается, что врач, прошедший стажировку там, – классный специалист.
 
Как вам удается быть профессионалом на работе и заботливой мамой и женой дома?
В чём секрет?
Не буду говорить, что замечательна во всём. Потому что такое невозможно. Мне повезло, что мой муж это понимает. Он тоже врач. Но если бы мы не работали в одной сфере, возможно, наша семья давным-давно бы распалась. Семья – это работа, как и наша профессия. Я не могу говорить о себе такими терминами: «превосходная жена», «прекрасная мама», «замечательный специалист». Я обычный человек. Каждому человеку свойственно чем-то жертвовать, чтобы что-то получать взамен. Это постоянный баланс, который сохраняется только тогда, когда гармония перетекает между чашами весов – из одной сферы жизни в другую.









Читайте также:

Наверх