Знакомство с Цыпкиным

 

Этой зимой Самару осенила долгожданная премьера — в качестве выразительного чтеца собственных текстов приехал «пиарщик, неожиданно ставший автором бестселлера» /с/ Александр Цыпкин. Как мы могли пройти мимо такого события?! Ведь билеты на концерт разлетелись как письма счастья в одночасье, а светское общество живо обсуждало мероприятие за неделю до и после. Пока все пребывали в волнительном ожидании, GL в компании Елены Паньковой /нашей подруги, бизнес-леди, героини номеров GL и поклонницы творчества Александра/ отправился на встречу со звездой.
В лобби люксового отеля мы приготовились ждать чего угодно...  А к нам спустился очень casual молодой человек. «Здравствуйте, я Саша», - сказал он, пожал всем руки, разулыбался — и напряжение моментально испарилось, признав безоговорочное поражение. Беседа текла неспешно как ароматный чай в изящные чашечки. Не скажем за Александра, но мы были очень рады знакомству!


GL: Ты сегодня впервые в Самаре — какие ожидания были у тебя перед приездом?
Никаких! После ста семидесяти выступлений я иной раз не понимаю, из какого города и в какой я лечу.

Елена Панькова: То есть не бывает такого, что тебе хочется попасть именно в этот город, прочитать именно здесь?
Я, наверное, уже так напутешествовался, что желание приехать в какое-то определенное место у меня отсутствует. Работаешь в таком режиме и находишься в таком состоянии, что вообще не понимаешь, что происходит вокруг. Тебе просто нужно собраться и идти на сцену. Чтобы это все хоть как-то разнообразить, я стараюсь менять рассказы, не читать одно и то же. 

GL: Публика всегда хорошо на тебя реагирует? 
Ну... Мне пока всегда везло. Дело в том, что человек на меня не может случайно попасть. Вот я шёл-шёл, поскользнулся и попал на цыпкинские чтения... Я же не на слуху — имя «Александр Цыпкин» для большинства россиян не значит ничего. Поэтому публика на меня ходит подготовленная.  Бывает, правда, меня приглашают на какие-то закрытые мероприятия, где люди не знают, чего ждать. Вдруг перед ними появляется какой-то непонятный товарищ и начинает читать... мало того, ещё и вытащил всех из-за столов /я не читаю, когда люди сидят за столами/! В таких случаях бывает сложно. А в театре всегда хорошо.

GL: Кто и как родил формат «БеспринцЫпных чтений»? 
Ну, по сути я его и родил! Формат чтения рассказов со сцены я придумал как анонс к своей книжке. Сначала я прочёл их своим друзьям в Петербурге и Москве, и они мне сказали: «Какие офигенные у тебя рассказы, и как ужасно ты их читаешь!» Я решил, что это вызов. Сейчас мы всем тут объясним, кто умеет читать! И я предложил нескольким друзьям-актерам — давайте вместе прочтём. Это был такой очень спонтанный проект, он внезапно пришёл мне в голову... а потом я научился читать, и всё завертелось с космической скоростью.  


ЕП: Выходит, это такой стэндап, только более интеллектуальный...
Нет, я бы не сказал, что это стэндап, хотя... это, скорее, в сторону М.М. Жванецкого реверанс — только он, конечно, более интеллектуален, чем я, и у него в разы богаче язык. Но по формату похоже. Разница в том, что у него монологи, а у меня законченные рассказы и много драмы. В каждом рассказе и в последовательности всех рассказов есть драматургия, конструкция. Получается нечто среднее между театром и стэндапом. 

GL: О чем ты пишешь?
Всегда об отношениях между людьми.

GL: Почему именно эта тема тебя привлекает? Сейчас же всё так упростилось — есть Тиндер, свайпай себе...
На самом деле ничего не упростилось, потому что даже в Тиндере ты с человеком общаешься. Соцсети, наоборот, всё усложнили! Современный мир никому не даёт второго шанса. Ты по предлогам можешь считать интеллект человека, его внутренний мир, по полувзглядам на фото определяешь, твой это человек или не твой — моментально отсекаешь ненужное. Прочитал, подумал: «дура!» – и удалил, а у неё сегодня настроение, может, плохое. Но ты ей уже не дал второго шанса, всё. Это постоянная борьба, и она во всём — в отношениях, в карьере... у меня в борьбе за зрителя то же самое происходит.

GL: Какое у тебя амплуа?
Рас****** /человек, не обременённый излишним беспокойством. — прим. GL/. И в жизни оно такое же. Вообще, я ничем не отличаюсь на сцене, в жизни и в соцсетях — мне так лень что-то выдумывать. Зачем это нужно?



ЕП: А что заставляет тебя улыбаться? Или кто? Люди, книги, фильмы? 
Жена заставляет улыбаться каждый день. Слушайте, да меня практически всё что угодно может заставить улыбнуться! Например, Вуди Аллен меня «улыбнёт», Тарантино, Коэны. Но в большей степени меня заставляет улыбаться еврейский юмор, потому что он всегда грустный. И мой юмор такой же.

GL: Чего не хватает этому миру?
Да всё с этим миром хорошо, отличный мир! Мы идём к слиянию с машиной, и это круто, потому что это даст человеку новые возможности. Например, снимет физические различия. Сейчас ведь как происходит — если ты красивый, то всё у тебя хорошо. А когда все спрячутся за экранами, останется только чистая голова и чистая душа. Физические данные не будут уже иметь никакого значения, географические тоже. Человек сможет проживать несколько разных жизней одновременно — такой управляемый сплит.

GL: А чего не хватает тебе?
Времени поспать.



Соцсети приводят к тотальному одиночеству — отсюда потребность у людей в аналоговых чувствах. Все мои рассказы выложены в Сеть, но люди всё равно ходят на мои концерты — видимо, потому, что им нужно что-то настоящее.

 
Читайте также:

Наверх