Сергей Мирзоян | На корте и в суде



Что может привлекать успешного адвоката в большом теннисе? Что общего между игрой и судебным процессом? Как объединить эти занятия в плотном графике? Сергей Мирзоян рассказывает GL о том, как сочетаются в его жизни работа и спорт.


 GL  Вы – опытный игрок в большой теннис. Какое место он занимает в вашей жизни? 

 Сергей Мирзоян  Теннис занимает большое место в моей жизни. Я играю довольно давно, с 2006 года, но я не профессиональный игрок, и у меня даже не высокий любительский уровень. То есть мне достаточно просто поиграть, побегать, задействовать все свои группы мышц и получить от этого удовольствие. Игра в теннис — это способ расслабиться и посостязаться не с профессиональной точки зрения. 
 
 
 GL  Как вы себя проявляете на корте? Иначе, чем в суде? 

 Сергей Мирзоян   Наверное, корт - это то место, где мне не всегда хочется побеждать. Мы с другом и партнером по теннису шутим над этим, и я говорю так: «Я свои большие шлемы уже выиграл в судах». На корте больше хочется получать от действа удовольствие, чем состязаться. Это удовольствие в сочетании с определенным чувством уважения друг к другу. Когда мы выходим с корта и нас спрашивают: «Ну, что, кто кого?», ответ всегда однозначный — победила дружба. В суде — это  постоянная драка с оппонентами за правоту своего доверителя, и, когда я берусь за какое-то дело, я вступаю в эту драку. В игре  все зависит от меня, в адвокатуре очень многое зависит от тех лиц, которые принимают решения. 
 
 
 GL   Как профессия изменила ваш характер?
 
 Сергей Мирзоян  Ушла эмоциональность. Может быть, армянские корни сказывались, но все-таки эмоциональность мешала, здесь нет места эмоциям. Прибавился цинизм. И здесь «спорт» заключается еще и в том, что нужно суметь умудриться этот цинизм не притащить домой.
 
 
 GL    Как вы с этим справляетесь? 

 Сергей Мирзоян  Это крутой спорт, ювелирная работа над собой. Когда возникает какая-то дискуссия, домочадцы мне иногда говорят: «Ты же не в суде». Это выражается в форме доказывания, манере разговора.  Я не могу даже с ребенком поговорить простым языком - я понимаю, что опять начал плести кружева — у меня там причастные, деепричастные обороты, и это звучит не только нравоучительно, но и сложно. Но по-другому никак, совсем убрать это невозможно. 
 
 
 GL   Возможен ли творческий подход к делу в адвокатской практике и на корте? В чем это проявляется? 
 
 Сергей Мирзоян   Мы регулярно думаем об изменениях в законодательстве, новеллах, стараемся выйти с какими-то инициативами. Заниматься обсуждением той или иной новеллы — это тоже творчество. С осени прошлого года на канале «Россия-24» я и двое моих коллег-единомышленников снимаем передачу, она называется «Я — адвокат». Я считаю, что это удачный проект — познавательная программа для граждан. Есть общая тенденция правовой неграмотности, поэтому появилось желание организовать просвещение, чтобы телезрители могли понять, что такое адвокатура,  как им действовать, если случилась беда и понадобился адвокат. На корте уже все сказано профессионалами. В любом случае это какая-то манера, методика игры - ты должен принять мяч так, подать так, разработать несколько вариантов подачи, чтобы не быть читаемым. Надо быть профессионалом, чтобы что-то новое придумать, я даже не пытаюсь.
 

 GL   Есть ли ещё какие-то занятия, которые вы хотели бы освоить? Если да, то какие?
 
 Сергей Мирзоян   Я уделяю много времени семье и детям— с ними же всегда есть чем заняться, правда? Любую свободную минуту стараюсь провести с семьей, для меня это очень и очень важно. Поэтому, наверное, нет. 


Теннис — это удовольствие в сочетании с определенным чувством уважения друг к другу... Когда мы выходим с корта и нас спрашивают: «Ну, что, кто кого?», ответ всегда однозначный — победила дружба


Благодарим за помощь в проведении съемки тенниснй центр ул. Ново-Садовая, 160а (Загородный парк)
Читайте также:

Наверх