Александр Терентьев

Чемпионат мира в «Чайхоне»



В Самаре прошёл чемпионат мира. И вот здесь нужно ставить точку. Целый месяц город жил праздником гостеприимства, дружбы народов, тотального веселья. Одним из главных мест генерации счастья, свободы и вечеринок до утра стала «Чайхона№1» на набережной Волги. С владельцем ресторана – Александром Терентьевым мы вспомнили эти сумасшедшие деньки.


GL: Тимура Ланского называют человеком, который подсадил Москву на «Чайхону».  То же можно сказать и о Самаре. Как это работает?

Александр Терентьев: Тимур в свое время точно почувствовал новый рынок и предложил ему с абсолютным попаданием то, что он требовал. Кальян, лаунж, гриль. Быстро, шустро. Проекты сквозного плана становятся сегодня популярными. Просто, но именно это сегодня и работает. В Арабских Эмиратах кальян в разы меньше курят, чем у нас.
 

GL: Как вы формулируете для себя: что есть «новый рынок»?

Александр Терентьев: Я вот сейчас смотрю на эти лампочки Эдисона… /ретро-лампы – часть декора ресторана «Чайхона №1» - прим. ред./. Сейчас же ресторан нельзя назвать модным, если в нём нет таких лампочек. Появились новые печати качества, тренда, атмосферности, классной еды… В качестве мраморного мяса сегодня никому не интересно разбираться, вина по 15 000 рублей никому не нужны. Молодёжи нравится понятная узбекско-грузинская кухня, к которой не обязательно заказывать дорогое вино. Или, знаете, я привык к белым тарелкам. На заре моего бизнеса критерий в выборе посуды для ресторана был – найти самую белую. А сейчас это вообще никому не нужно. Доски, камни, пергаментная бумага – вот что считается показателем «модности». И я этому покоряюсь.
 

GL: «Чайхона №1» стала одной из главных тусовочных площадок чемпионата. Теперь, когда можно выдохнуть, как резюмируете всё то, что происходило в этот период?

Александр Терентьев: Чемпионат стал для Самары хорошей проверкой на прочность рынка услуг, а каждого ресторатора на статность в профессии. Признаюсь, я очень рад, что встретил мундиаль с франшизой. Посетителей было столько, что нас рвали в клочья. При том, что Москва помогла нам, командировав на помощь в Самару команду поваров, - мы с трудом справлялись с ежедневным наплывом 6 — 7 тысяч человек! И это при том, что посадочных мест у нас всего 500. Караул! Самому приходилось помогать официантам таскать грязные кружки. А что было делать? Персонал таял с каждым днём. Многие уходили, не дождавшись расчёта. И я могу их понять. Работали до 6 утра, а через два часа уже снова нужно быть на работе. В целом, мы выдержали. Единственное, не хватило времени на сыгранность. «Чайхона №1» открылась в мае, а через месяц уже чемпионат. Это как выходить на сцену перед многотысячной толпой, не успев проверить, настроена ли гитара.


GL: Как в таком аврале решали кадровый вопрос?

Александр Терентьев: У нас и без чемпионата и других форс-мажоров рынок труда узкий. За хороших менеджеров, официантов между рестораторами ведется борьба. В период мундиаля мы не думали, подходит ли нам кандидат или нужно поискать другого, — брали всех. И все равно людей катастрофически не хватало! Официантами, на раздаче работали абсолютно все! Я даже шутил с Татьяной Бикметовой по этому поводу, говорю ей: «Таня, тебя уже 4 дня в инстаграме не видно. Все понятно. Запара». Вспоминаю день матча Англия-Колумбия. До этого колумбийцы тусили у нас с ночи до утра уже несколько дней, устраивая таки-и-ие дискотеки! В тот момент, когда латиноамериканцы сравняли счет с англичанами, мы всей командой мысленно пожелали победы Англии. Празднуя победу сборной, колумбийцы бы нам точно ресторан разнесли!
 

GL: Меню корректировали под иностранных гостей?

Александр Терентьев: Москва разослала для всей сети «Чайхона №1» разработанное специально к чемпионату меню, но мы его адаптировали под наши реалии. К примеру, там была позиция  «ассорти Ла Марэ» - сервированные на льду морепродукты. Замечательно, но какое «Ла Марэ», когда у нас едва на коктейли льда хватало. При таком количестве гостей, как бы мы ни наполняли холодильники напитками, а морозильники льдом — к 10 вечера всё было продано.
 

GL: Как считаете, изменится гастрономический рынок после чемпионата?

Александр Терентьев: Определённые выводы точно сделают все. Знаете, чемпионат мира по футболу стал для города, с одной стороны, этаким движком, махом запустившим сложный механизм. Пусть и не совсем синхронизированно. А с другой, - поводом задуматься ещё раз над тем, всё ли ты делаешь правильно, выглядишь ли ты в глазах стороннего наблюдателя так, как желаешь. Сейчас ребята команды «Чайхоны» скучают, конечно, по сумасшествию чемпионата, эдакой «анархии – мать порядка». Но я их предупредил: «Чемпионат закончился. Вот теперь мы начинаем работать по-настоящему». В этом всеобщем празднике гостей не волновала степень прожарки мяса, подача блюд или точное соблюдение пропорций в коктейле. Мы же, обслуживая одновременно 700 человек, не всегда могли соблюдать технологию. Работали на скорость.


Сцена от меня. Ни в одной «Чайхоне» Тимура Ланского нет сцен. Но я ему сказал, что без сцены не могу – у нас народ любит танцевать.










Читайте также:

Наверх