Мундиаль закончен, да здравствует мундиаль!



Екатерина Иртикеева
/главная по фан-зоне и не только/


«Даже представить не могла, что чемпионат мира в России — в Самаре — меня коснётся.
Я спокойно наслаждалась жизнью, бегала по Барселонетте по утрам, ходила на йогу, наслаждалась испанской кухней. И вдруг — предложение, которое увлекло масштабом вызова. Будь это менее грандиозный проект, я бы, наверное, не согласилась.
А в этом совпало всё:  и спорт, и возможность поработать с интересными людьми, и иностранные языки: английский, испанский, — и даже финал в день моего рождения. Символичнее некуда! И что может быть лучше для удовлетворения собственного эго, чем чемпионат мира в твоём городе и проекты, с ним связанные.
В итоге все получилось! Теперь я на собственном опыте могу подтвердить правдивость высказывания: чем более сложный проект ты реализовал, тем сложнее тебе выбрать следующий».


Благодарственное письмо от FIFA 2018 в адрес Samara Fan Fest 



 GL:  Екатерина, чемпионат мира — что это было?

 Екатерина Иртикеева:  Что-то невероятное. К нам приехали тысячи гостей со всего мира. Ничего подобного Самара ещё не видела и, скорее всего, очень долго не увидит.
Я даже переживаю за людей, которые не приняли в этом участия — как зрители, как болельщики. Обязательно нужно было кусочек праздника попробовать, атмосферы сумасшедшей и по-настоящему уникальной вдохнуть.
 

 GL:  А если не кусочек... Каково это — праздник каждый день?

 Екатерина Иртикеева:  Тяжело, но здорово! Я и раньше — работая в администрации города — организовывала мероприятия — крупные международные конференции, например. Но все они продолжались максимум неделю. Можно было рассчитать силы, наметить финал, чтобы проснувшись после финального банкета с чувством выполненного долга, облегчённо вздохнуть: всё закончилось. А мундиаль идёт день за днём. День за днём. И момент, когда скажут: «Вот и всё. Ты справился! Можешь отдохнуть!» - не наступает.
Более того, ты сам не можешь себе этого сказать! При этом должен постоянно мотивировать свою команду: «Вы — молодцы!» Ты же хороший руководитель, знаешь, что это необходимо.
Очень сложно, когда нет финальных точек. Поэтому мы их придумывали — готовимся к открытию. Открылись. Точка. Ждём первого матча. Дождались. Точка. Ждём следующую игру. Точка. И так далее... После каждого рубежа подводили промежуточные итоги и строили планы. Брифинги проводили каждый день: не боялись говорить о том, что что-то было не так, чтобы завтра сделать это по-другому.
Аппарат ФИФА отметил, что наша площадка постоянно менялась. Мы что-то добавляли, от чего-то отказывались. В жару соорудили душ и обливали людей водой. Или — народные коллективы устраивали игры в толпе. Или — специалисты по аквагриму раскрашивали гостей. Постоянно штурмили: а что ещё?... Сохраняли якорные какие-то вещи и добавляли новые.


Перед чемпионатом к нам приезжали представители посольств, консульств — даже тех стран, которые в Самаре, в итоге так и не сыграли.
Бразильцы интересовались: можно ли снимать майки на стадионе, на пляже? Пришлось отправить им видео с тестовых матчей, показать, как болеют за «Крылья Советов». Австралийцы спрашивали: А достаточно ли у вас полицейских, врачей и... моргов?
Даже страшно стало, кто из Австралии собирается к нам приезжать? Оказалось, вполне милые люди. С надувными кенгуру, которые покорили всех.

 

 GL:  Что во время чемпионата случилось вопреки ожиданиям?

 Екатерина Иртикеева:  Весь проект был вопреки ожиданиям! Честно говоря, я сама не верила, что мы его реализуем. Приехала — и сразу инспекционный визит ФИФА. Я слушала все требования и думала: не реально! Не будет ничего. Ещё месяц они над нами поглумятся и скажут: в Самаре чемпионата не будет.
Прошёл месяц, у нас снова комиссия ФИФА. Ну, они же должны видеть, что всё это неосуществимо... Но оказывается, ФИФА верила в нас больше, чем я. В итоге – самарскую площадку фанфеста посетило около 600 000 человек.
 
В районе стадиона «Локомотив» cоздали буферную зону. Нас предупредили: возможно, иностранцы так напуганы, что они не рискнут выходить в город: вокзал — стадион. А отсиживаться между прибытием и матчами будут в буферной зоне. Но этого не случилось – гости с удовольствием наслаждались городом. 
А колумбийцы не жили в палатках на пляже. Вопреки пугалкам.
Приятно, что, в целом, всё получилось, всё было чётко. Отлично отработала стихийно сложившаяся служба найденных вещей. Болельщики постоянно что-то теряли: кошельки, билеты — и были в диком восторге, когда им возвращали всё: и деньги, и карточки, и паспорта.
 

 GL:  Как вам удалось добиться того, что пустые стаканы от напитков буквально растворялись в воздухе?

 Екатерина Иртикеева:  Существует такая теория «разбитых окон». Дом будет сохранять приличный вид до тех пор, пока в нём не разобьют хотя бы одно окно. После этого все решат, что можно бить и оставшиеся.
Поэтому я сразу настраивала свою команду: на площадке должна быть идеальная чистота. Если мы будем убирать мусор постоянно, то болельщик не кинет пустой стакан под ноги, а дойдёт до урны — которых, к слову, было очень много. И это работало! Все гости нашей фан-зоны — послы стран, чиновники российских министерств — обратили внимание на то, что у нас было очень чисто.
А видели ли вы /см. посты Екатерины Иртикеевой в инстаграме — прим. GL/, что мы мыли площадь каждую ночь? Как в Барселоне — просыпаешься, а у тебя под окном моют шампунем улицы. Так вот мы в Самаре это делали — пиво, конфетти смывали.
 

 GL:  Что нам останется в наследство? Дороги, стадион, парки... А добрые полицейские, общительные волонтёры-полиглоты?

 Екатерина Иртикеева:  Богатое наследство останется. И, я надеюсь, действительно, не только материальное. Каждый человек, причастный к этому событию, приобрёл какие-то компетенции, которых у него никогда не было. Мы — все, кто работал на чемпионате — решали невероятные задачи, которые никто раньше не решал. Конечно, всё это хотелось бы сохранить и использовать в повседневной жизни. Вот, полицейские должны взять с собой свой добрый настрой к гражданам. Так же легче. Сохраним ли? От нас зависит.
Правительство Самарской области планирует реализовать программу: «Волонтёры — гуманитарное наследие чемпионата». Есть программа «Наследие», ориеентированная на то, чтобы сохранять и развивать всё, что было построено. Причём, речь не только о стадионе. И не только о спорте... Посмотрите, сколько музеев было обновлено. А о некоторых музеях и памятниках архитектуры люди впервые узнали благодаря чемпионату. А ещё мы, наконец, сами увидели, какой красивый у нас город.
И научились работать вместе над поставленной задачей, невзирая на уровни власти, на чины и звания – мы все стали единой командой и только это дало возможность показать такой отличный результат.
 

 GL:  Екатерина, вы любите футбол?

 Екатерина Иртикеева:  Нет. И после чемпионата не изменила своего отношения. 
 

 GL:  Ну, хоть какой-то позитив нашли?

 Екатерина Иртикеева:  Я думала так: вот прошло полгода моей жизни – на что я их потратила? Что может быть компенсацией тех неудобств, которые мне пришлось испытать? А умные люди говорят: подумай, какому количеству людей ты и твоя команда сделали праздник? Как людям было весело, интересно, комфортно, хорошо!
И я понимаю: наверное, это того стоило. И Самара времён чемпионата останется у людей в памяти — они будут вспоминать, как приехали к нам и провели здесь потрясающие дни и ночи!









Читайте также:

Наверх