Владимир Потапов

 «У вас Волга течёт не в ту сторону!»



ВЛАДИМИР ПОТАПОВ — ОДИН ИЗ САМЫХ ПРИЗНАННЫХ СОВРЕМЕННЫХ ХУДОЖНИКОВ. FORBES НАЗЫВАЕТ ЕГО ВТОРЫМ В СПИСКЕ «НАДО БРАТЬ», А ЭКСПЕРТЫ ВКЛЮЧАЮТ В РЕЙТИНГИ ПРИЗНАННЫХ /INART/ И ВЫДАЮЩИХСЯ /49ART/. GL ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ У ЖИВОПИСЦА, ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ УСПЕШНЫМ, КАК РЫНОК ВЛИЯЕТ НА ТВОРЧЕСТВО И ЗАЧЕМ ДЕЛАТЬ ВЫСТАВКУ НА ЭЛЬБРУСЕ.


 
«Когда я начал заниматься живописью, не знал, что у нее есть проблемы», – признается Владимир Потапов. Сейчас он — один из главных практиков, исследователей и адвокатов этого вида искусства, который обвиняют то в абсолютной неактуальности, то в тотальной конъюктурности и то и дело признают мертвым. С его кураторских проектов — крупных групповых выставок на Винзаводе и «Фабрике» — во многом началось серьезное обсуждение современной российской живописи. 

– Кураторская деятельность была вынужденной мерой. Мои проекты были низовой инициативой. Я просто понимал, что резонанс от коллективного высказывания будет гораздо больше, чем от частного. Групповой проект с почти пятидесятью художниками из России и стран бывшего СССР привлечет гораздо больше внимания не только к живописи сейчас, но и точечно к конкретным авторам, в том числе ко мне». 

Художник говорит, что «пока отложил этот кураторский меч», укладывая в одну фразу все то сопротивление, скепсис и раздражение, с которыми сталкивался в работе. 

– Я понимаю, что из российской живописи можно создать серьезное явление. Есть мощные авторы, которые достойны более широкой известности, чем небольшое коммьюнити в Москве. Но у нас нет ни кураторов или арт-критиков, которые могли бы создать сильную теоретическую основу, ни галерей, которые способны продвинуть художника на Запад. Такое  состояние российского современного искусства — это данность. Видимо, мы все его достойны.

 

 
В РОССИИ ХУДОЖНИК — ПЕРСОНАЖ, КОТОРЫЙ ОБИТАЕТ В МАСТЕРСКОЙ, ИЗРЕДКА ВЫЛЕЗАЕТ ИЗ НЕЁ НА ВЕРНИСАЖИ И ВСЁ... У МНОГИХ ДАЖЕ САЙТОВ НЕТ — ОНИ ОТКЛЮЧЕНЫ ОТ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПОТОКОВ. ПЛЮС СУЩЕСТВУЕТ МОДА НА «ЛЕВОЕ» МИРОВОЗЗРЕНИЕ,
НА ОБРАЗ АСКЕТИЧНОГО ТВОРЦА. МНЕ ВСЁ ЭТО КАЖЕТСЯ ВЫЧУРНЫМ



Логика в эволюции

Работать на преодоление – для Владимира не только творческое, но и жизненное кредо. Полгода назад он выставлял свои картины на вершине Эльбруса. Наверх поднимал полотна, нарисованные у подножья. Чтобы уместились в рюкзак, пришлось вытащить сухой паек. 

– Две недели готовился на месте, постепенно набирая высоту, чтобы не подкосила горная болезнь. Восхождение вместе со спуском заняло часов четырнадцать. Физически это очень сложно. Сам подъем, тяжелое обмундирование, мороз, ветер, снег в лицо, разряженный воздух. Нужно соблюдать определенный ритм, правильно шагать, правильно дышать. Ближе к концу ты делаешь один шаг в пять секунд — быстрее не можешь. Видишь, как люди падают на снег и не могут подняться. Самое смешное, что почти на всем протяжении тропы между альпинистами носилась собака, трепала в зубах кем-то потерянную перчатку и хотела играть. Ей было абсолютно поровну! Как насмешка природы над человеком. Просто непонятно, твою мать, где эта логика в эволюции.

Разговор с GL отрывает Владимира Потапова от подготовки его персональной выставки «Вид на живопись» в галерее «Виктория». Актуальный деним на художнике со стремянкой выглядит, как и положено, рабочей одеждой. На вопрос, всегда ли он развешивает картины сам, шутит, что бывают и галереи «с полным сервисом». Дружеская колкость адресована куратору, придерживающему другой край картины. Каждая работа серии «Прозрачные отношения» выполнена на нескольких листах плексигласа. Пространство картин разнимается на несколько слоев, перспектива формируется совершенно особым образом. Вот только хрупкий материал «полотен» нередко бьют, поэтому художник предпочитает развешивать их лично. «Глубина» изображения и восприятие живописи зрителем — предмет постоянных экспериментов Потапова. В работах серии «Внутри» он буквально продирается сквозь слои краски на досках объявлений, изображая ностальгические картины советского быта. Когда, отрываясь от работы, он, покрытый пылью от краски, спускается в  ближайший супермаркет, продавщицы принимают его за строителя, уверен Владимир. 



Рыночные отношения


По оценке специалистов российской арт-индустрии, Потапов — коммерчески успешный и инвестиционно привлекательный художник. «Да, уже подсчитали», – иронизирует он при упоминании второго места в рейтинге Forbes. Живописец скептически относится к признанию внутри страны.
 
– Все расклады, которые есть в российском современном искусстве, касаются только российского современного искусства. Это локальная ситуация, абсолютно герметичное явление. За пределами России об этом вообще никто ничего не знает. Когда я общаюсь с кураторами и художниками на Западе, они о нас ничего знать не хотят. Для них Россия — это обочина. Пытаться тут что-то увидеть никому неинтересно.
 
– И всё же вы следите за своим положением на рынке?
 
– Нужно понимать, что рынок и художественная индустрия сейчас — спаянные области. Цена художника часто свидетельствует о его положении, рейтинге и значимости. И наоборот. Художественную карьеру сегодня всегда можно выразить в цифрах. Даже художники, которые не производят товар, который можно продать, например, занимаются перформансами, как Марина Абрамович, зарабатывают внушительные гонорары. И карьера любого художника развивается исходя из правил рынка. Участие в престижных выставочных проектах, попадание в музейные коллекции, продажи на аукционах, публикации в профильных СМИ — все это повышает твою цену. И в конечном счете  определяет твое место в истории искусства. Это рыночные отношения. Я не строю иллюзий.


Работаем, мало, отдыхаем

В галерее он проводит почти весь день. Обедаем здесь же котлетой с гречневой кашей, сдобренной лечо из домашней закрутки. «Какой у вас тут свет хороший, вермееровский», – замечает Владимир, заходя на небольшую кухню. Кажущуюся «претенциозность» заявления смягчает улыбкой. На встречу с друзьями у него остается буквально пара часов перед самым открытием. «Я ваших ведущих художников просто люблю», – заявляет он. Это его шестой приезд в Самару. Он дважды участвовал в Ширяевской биеннале современного искусства и даже делал здесь кураторский проект. 
 
«У вас Волга течёт не в ту сторону! – говорит Владимир Потапов о самом ярком впечатлении от города. – Моя Волга, на которой я буквально вырос!» Всё потому, что Владимир родом с правого берега — из Волгограда. На самарской набережной художник реализовывал проект «Работаем, мало, отдыхаем» в рамках «Волгафеста». Лишнюю, на усмотрение зрителя, запятую на фанерном «плакате» можно было закрыть ладонью. Для Самары Владимир делал и свою интерпретацию репинских «Бурлаков». В его варианте хрестоматийные герои теряли очертания и расплывались кляксами между листами плексигласа, под давлением не то собственной культурной значимости, не то завышенных ожиданий потомков.
 
– Мне важно, чтобы я мог поставить свои работы в один ряд с работами великих и мне было не стыдно. Я — человек амбициозный. Хочу заниматься живописью, потому что люблю это. Нет в мире ничего другого, что бы меня так вставляло. Чувствую себя счастливым. А если это будет иметь какое-то значение для истории искусства, мне будет приятно.
 

 

МОЁ ЧЕСТОЛЮБИЕ СВЯЗАНО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО С ИСКУССТВОМ. КОММЕРЧЕСКИЙ УСПЕХ ИЛИ ПРИЗНАНИЕ – ЭТО СЛЕДСТВИЕ, ВЕЩИ ВТОРОГО ПОРЯДКА. ХОТЯ Я ПОНИМАЮ, ЧТО ЕСЛИ В ИСКУССТВЕ БУДЕТ ПОЛУЧАТЬСЯ, ТО ОНИ АВТОМАТИЧЕСКИ ТОЖЕ ПРИДУТ. ВСЕГДА ТАК БЫЛО 
И БУДЕТ

 

Фото Елена Чистопольцева









Читайте также:

Наверх