Главный стилист, байер Bosco Di Cilliegi




ОДНО ИЗ ГЛАВНЫХ ФЭШН-СОБЫТИЙ САМАРЫ ПРИШЛОСЬ НА КОНЕЦ ПРОШЛОГО ГОДА – ПОКАЗ BOSCO. НА ПРИМЕРЕ КОЛЛЕКЦИЙ MAX MARA, ETRO, GUCCI, ERMENEGILDO ZEGNA И BOSCOFRESH ГЛАВНЫЙ СТИЛИСТ КОМПАНИИ СВЕТЛАНА ЖИВАЕВА ПРЕДСТАВИЛА ОСНОВНЫЕ ТРЕНДЫ ЗИМЫ. А ПОСЛЕ ПОКАЗА ОНА НАШЛА ВРЕМЯ НА ОБЩЕНИЕ С GL. О МИЛЛЕНИАЛАХ, БУТИКАХ БУДУЩЕГО И GUCCI НАСТОЯЩЕГО – ЧИТАЙТЕ В НАШЕМ ИНТЕРВЬЮ.


 «Одежда выражает внутренний мир, но ничего не доказывает»  
Выбирая одежду, в первую очередь не нужно врать самому себе. Неорганично своему «я» - не надевай. Как-то несколько лет назад дизайнер Антонио Маррас подарил мне меховые «неандертальские» туфли из своей коллекции. Тогда это не было таким мейнстримом.  Несмотря на принадлежность к фэшн-профессии я переживала за то, как буду выглядеть в них со стороны. К моему удивлению, окружающие совершенно спокойно восприняли эти мои туфли, расценивая их не как попытку «удивить», а как нечто вполне органичное моему стилю. Конечно, я люблю неожиданные решения в визуализации, но уважаю людей, погруженных в свой собственный мир, в котором мода ничего не значит. Помните, как в фильме «Муха», у героя которого в гардеробе было несколько пар одинаковых брюк, одинаковых футболок и так далее. Принцип Эйнштейна: чтобы не тратить каждое утро время на раздумья «что мне надеть».



GL Светлана, как мода стала вашей профессией?
Светлана Живаева К этому всё шло с самого детства. Ещё совсем маленькой я начала обращать внимание на вещи, несвойственные детскому сознанию: фактуры тканей, позже — на то, как дизайнеры интерпретируют современную действительность или, улавливая изменения в человеческом поведении, общем настроении, создают визуализацию современности. Эта сторона модной индустрии меня всегда увлекала, а профессия байера отчасти тождественна этому: мы тоже представляем срез актуальных процессов в обществе.
 
GL Быть байером — это больше про творчество или про цифры?
 Светлана Живаева  Отлично бы эти две стихии совмещать. Максимального успеха в профессии байера добьётся тот, кто сможет прагматизм сочетать с творческим видением. Мы покупаем вещи не для музея, а для людей — разных, часто абсолютно тебе противоположных, поэтому где-то приходится наступать на горло собственному вкусу в угоду продажам — основной цели байера. С этим нельзя играть!
С другой стороны, ошибочно идти на поводу клиентов. Иначе вскоре всё, что ты предлагаешь, станет для них скучным. Даже если ты пять сезонов подряд предлагал вещи с объёмными плечами и они все пять сезонов плохо продавались, не привези ты их в шестой — клиенты обидятся на то, что их в принципе лишили возможности выбора. 
GL Тема нового поколения потребителей сегодня как никогда актуальна. Что можете сказать о нём вы?
Светлана Живаева За мою карьеру было огромное количество смен векторов потребления. Я наблюдала такие эволюционные скачки в представлении наших клиентов о прекрасном, что порой диву даюсь. К примеру, я застала времена, когда в бежевом цвете покупалось только пальто MaxMara, во всех других интерпретациях этот цвет категорически отвергался. Сегодня же бежевый — один из самых приветственных среди российских покупателей цветов. Экономика — тоже важный фактор влияния на покупательский спрос. Посмотрите на моду США 30-х годов. Денег нет, люди массово теряют работу. Но при этом держат марку благополучия. Твидовый пиджак, горжетка, туфли, капроновые чулки — одна из самых «роскошных» эпох вектора моды. Лет 15 назад в России было бы невозможным продать рваную футболку Gucci или джинсы с потёртостями. Они стали востребованными только в более экономически благополучные времена. Что касается нового поколения покупателей, над их выбором не довлеет ДНК советского прошлого. Они более демократичны, свободны, а их внешний вид стремится доказать, что визуализация для них не так важна. 
GL В связи с этим что же тогда является новым маркером роскоши для поколения миллениалов? 
 Светлана Живаева  Новые маркеры роскоши те же, что и прежде: отличная физика в первую очередь. Как однажды заметила моя коллега, бывает, входит в «правильное место», куда принято «наряжаться», девушка, одетая максимально просто: белая рубашка, джинсы... Но ее внешний вид, манеры, поведение — все, что можно  считать, говорит о том, что она уверена в себе. И наоборот, замороченным нарядом мы часто маскируем своё плохое настроение, пытаемся доказать что-то и так далее. Неправильно относиться к одежде как к манифесту, это способ самовыражения, органичное «я» человека. Почему сегодня так востребованы работы Демны Гвасалии? Да потому, что он позволил быть самим собой: играть в моду, не выходя при этом за рамки своей сущности. 
 
GL Чем процесс покупки миллениалов отличается от предыдущего поколения?
 Светлана Живаева  Старшему поколению свойственна рефлексия: взять — не взять, идет — не идет. Миллениалы, если верить исследовательским данным, принимают решение за 5 минут. Это другие люди, которых нам еще предстоит познать. В компании Bosco много представителей нового поколения. Всегда классно и трогательно наблюдать за тем, с какой самоотдачей они погружаются в работу. Единственное, порой охватывает грусть от осознания того, что   теряется связь между поколениями. Они уже не говорят теми цитатами, что мы. И даже не всегда их понимают. Поэтому нам только предстоит лучше познакомиться друг с другом.
 
GL Про Гвасалию вы упомянули, а что думаете про современный Gucci?
 Светлана Живаева  О нём думает весь мир! Вещи, кажущиеся будто из «бабушкиного сундука», при ближайшем рассмотрении оказываются выполнены настолько качественно, с таким уважением к потребителю, что цену свою абсолютно оправдывают. Сам же Алессандро Микеле видится мне пружиной. До него долгое время команду корабля Gucci возглавляла Фрида Джанини. Под её строгим руководством бренд шёл определённым курсом. И вдруг неожиданно её место занимает «тёмная лошадка» — Алессандро Микеле, долгое время занимающийся в Gucci аксессуарами. Зажатый волюнтаризмом, феминизмом талантливой Джанини, он выстрелил как пружина. И первая же его коллекция была пропитана духом свободы. Встретили её по-разному: одни с восторгом, другие — с негодованием и непониманием. Но всем стало очевидно, что мы живём в эпоху, требующую, чтобы мы отказались от привычных представлений картины мира. Микеле первым позволил моделям надевать на показы собственные очки с диоптриями. До этого им разрешалось выходить на подиум только в линзах. Он показал, что красота может быть и в изъянах, и в физических особенностях. Благодаря этому мы видим на подиумах разных моделей и при этом равных. Уважение свободы другого и права на собственное самовыражение — это очень ценно. Сегодня дизайнера ругают за эксплуатирование одних и тех же приемов. Но если  вы, как объевшийся мороженым ребенок, накупили себе 150 меховых тапочек Gucci – пожалуйста, спрос рождает предложение.
GL Какими вам представляются бутики будущего?
 Светлана Живаева  Только не онлайн-формат! Вполне возможно, что молодежь, выискивающая ноунейм бренды, фантастических форм кроссовки, так и будет совершать покупки через интернет. Но спросите, что приятнее: читать электронную книгу или почувствовать прелесть переплета, удовольствие от перелистывания страниц? Большинство предпочтут «живую» книгу. То же самое и в модной индустрии. Покупка в бутике — это своего рода ритуал: особое пространство, где сконцентрированы тренды, идеи, в которые погружаешься с головой. От этого удовольствия люди не откажутся никогда.

«Наличие реки предопределяет внутреннюю свободу» 
Когда я бываю в Самаре, особенно летом, я осознаю, насколько зашорен тот же Питер и многие другие крупные города России, где существует определенный урбанистический дресс-код: слимы, балетки. И лишь узкий круг позволяет себе игры в моду. Самара в этом отношении свободна! Здесь не любят упёртых взглядов, предпочитая свободу и кураж. Поэтому тот же Gucci продаётся отлично. Не могу назвать Самару городом шопоголиков, но, безусловно, его жители заслуживают того, чтобы модный бизнес здесь развивался.

«Самые популярные дизайнеры нашего времени — это люди,
не имеющие профильного дизайнерского образования»
Недаром текущее десятилетие в моде оценивают как эру стилистов, а не модельеров. За прошедшие эпохи столько всего сказано, столько накоплено, что требуется дополнительное время для осмысления. Получается интересно. Как в калейдоскопе, в котором все по-особенному смешивается.


  
Читайте также:

Наверх