Самое самое искусство

В ГАЛЕРЕЮ «ВИКТОРИЯ» ПРИВЕЗЛИ РАБОТЫ ИНОСТРАННЫХ И РОССИЙСКИХ АВТОРОВ, ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЗНАЧИМОСТЬ И НЕРЕДКО СКАНДАЛЬНАЯ РЕПУТАЦИЯ КОТОРЫХ ОЧЕВИДНА ДЛЯ ВСЕГО МИРА. ВОСПРИЯТИЕ ИСКУССТВА — ДЕЛО СУБЪЕКТИВНОЕ. НО GL РЕШИЛ В ОБЪЕКТИВНЫХ КАТЕГОРИЯХ ОБЪЯСНИТЬ, ПОЧЕМУ «НЕЗАБЫВАЕМАЯ ВСТРЕЧА» - ЭТО ВЫСТАВКА-БЛОКБАСТЕР И «САМОЕ-САМОЕ» ИСКУССТВО. А ЕЩЕ ОБСУДИЛИ С КУРАТОРОМ СЕРГЕЕМ БАЛАНДИНЫМ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ С ЗАПАДОМ НА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ АРЕНЕ И СЕЛФИ В ГАЛЕРЕЕ.





 Очевидные величины 

150 000 ДОЛЛАРОВ

Работ стоимостью выше сотни тысяч долларов в экспозиции три. Названий в галерее не раскрывают, зато рассказывают, как прикинуть ценник «на глаз». Так, известность художника не всегда оказывается определяющим критерием. 
 

3,6 МЕТРА ВОЗДУХА

 Самая высокая работа — «Королева»
Ирины Наховой 

оказалась чуть ли не выше галерейного потолка. Эта скульптура, сделанная для шведской выставки к 600-летию Кальмарского договора об объединении Скандинавии, изображает подписавшую его королеву Маргарету. Это работа с секретом. Так что не доверяйте первому впечатлению. Скромная женская фигура с по-монашески сложенными под грудью руками при появлении зрителя буквально вырастает в огромный фаллос. Так хрупкая приватная женственность на публике вдруг становится агрессивной, доминирующей мужественностью. Делая искусство телесно, физически понятным, Ирина Нахова и политическое превосходство показывает как буквальный захват территории. В ее известной работе «Побудь со мной» комната-инсталляция в форме женской утробы буквально стремилась задушить зашедшего внутрь зрителя. 


Сергей Баландин
просто о ценообразовании:

«Как и в классическом искусстве, в современном цену произведения часто определяют размер и материалы. Дорогивизна художника определяется не только его статусом, но и ценой производства его работ. Если автор не скупится на материалы, например, выбирает сусальное золото, если у него есть возможность сделать большие работы или использовать наемный труд, значит, продакшн стоил немалых денег и цена работы высокая. Иногда дороговизну может выдать такелажник. А еще ценные произведения часто хранят под стеклом».


 



170 КГ ДЕРЕВА

 Самая тяжелая работа — 
«Человек I» Стефана Балкенхола – 

вырезана из цельного ствола, как скульптуры в средневековых немецких церквях или на детской площадке в парке. Живой теплый материал противостоит холодной умозрительности концепций современного искусства. Скульптуры Балкенхола — это хендмейд. Работы он делает сам, не используя, как это часто бывает, наемный труд. «Отпечаток» руки мастера буквально хранит неровная текстура поверхности.

Балкенхол работает без моделей. Его герой — средний человек, часто — мужчина в белой рубашке и черных брюках. Сам художник отказывается интерпретировать свои работы и других призывает сосредоточиться на эмоциях. 




3 КВАДРАТНЫХ МЕТРА НЕОНА

 Самая  яркая работа - «Все искусство было  современным»
Маурицио Наннуччи - 

воплощает вполне программное заявление. Ясная /во всех смыслах/ мысль об относительности любых суждений вряд ли требует пояснений. И на селфи выглядит отлично. 
 




32 ОБЫЧНЫХ ПРЕДМЕТА

 Самая обманчивая работа - «Кухонный набор» Пола МакКарти - 

на первый взгляд кажется ничем не примечательной. Но автор надувных скульптур экскрементов и анальной пробки, прикидывающейся парижской рождественской елкой, вряд ли так прост.

Объекты «Кухонного набора» напоминают о перформансах художника. Начинаясь как безобидное шоу, они показывали все нарастающее безумие, насилие и сексперверсии. В действии он использовал привычные продукты — кетчуп, шоколад, майонез. Это и шокировало больше всего, потому что знакомая бутылка соуса делала происходящее неотличимым от повседневной жизни зрителя. Кетчуп вместо крови выглядел уже не комично, а пугающе и почти не отличался от крови настоящей. Обыденные предметы «Кухонного набора» несут ту же угрозу, а в формах продуктов и посуды отчетливо проступают очертания сексуальных игрушек.

 

60% МАТА

 Самая нецензурная работа - «Птичка» Ильи Кабакова - 

определила возрастное ограничение выставки 18+. Один из ведущих художников московского концептуализма здесь представлен графикой — простенькое изображение птички и обращенная к ней реплика из семи слов, четыре из которых — матерные.

В инсталляциях Кабакова, посвященных коммунальному быту, простой человек отвечал бранью на указки сверху, приписывая ругательства к официальным и коллективным запискам. Ненормативная лексика — единственные слова, которые не используют пропаганда и официоз. И, значит, мат — голос маленького человека, его способ рассказать о себе, высказать что-то личное. Но того, кто произносит фразу, на этой картине нет. Герой воплощается через слова и ими исчерпывается. Изображена только птичка, как бабочка, пригвожденная к листу брошенной в нее фразой.

 

ГОВОРИТ И ПОКАЗЫВАЕТ
ГРОМКОСТЬ ИМЕН УЧАСТНИКОВ «НЕЗАБЫВАЕМОЙ ВСТРЕЧИ» ГРОЗИТ НЕМНОГО ЗАГЛУШИТЬ КУРАТОРСКОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ. ЧТОБЫ ИСПРАВИТЬ СИТУАЦИЮ, ЗАДАЛИ СЕРГЕЮ БАЛАНДИНУ КЛЮЧЕВЫЕ ВОПРОСЫ О ПРОЕКТЕ


 Про громкие имена и общие мотивы 

Мы хотели привезти в Самару громкие западные имена, показать общие места арт-процесса, ввести местного зрителя в мировой художественный контекст. При этом мы пытались создать смысловые пары между работами российских и зарубежных художников и определить какие-то общие мотивы. В выборе тем мы исходили из интересных нам работ. При этом не всегда подбирали к иностранцам русских, часто наоборот.

Хотя составить представление о художнике по одной работе трудно, мы специально выбирали яркие произведения с сильной визуальной составляющей. Они запоминаются, даже если вы их не понимаете. Гигантские скульптуры, провокационные инсталляции, известные герои и матерные надписи. Все это бьет не в бровь, а в глаз.


 Про диалог и взаимовлияние 

Пытаться увидеть прямые влияния — я думаю, привычка вредная. Она мало что дает. Для нас было важнее ответить на вопрос, возможен ли диалог между российским и зарубежным искусством. Понять, работают ли они в сопоставлении, являются ли частью одного целого. Как мне кажется, ответ — да.

Русское искусство при этом оказывается очень самобытным, и видна разность взглядов и подходов. Например, сравните Кабакова с Наннуччи. Два концептуализма, но совершенно разные: один итальянский, другой московский, один философский, другой, я бы сказал, брутальный. Эта специфика прослеживается через всю выставку. «Русская душа» Мамышева-Монро проступает на фоне совершенно рационального Мурримуры, механически воспроизводящего один из сюжетов «Капричос» Франциско Гойи. Скульптура романтичного Балкенхола выглядит почти слащаво на фоне грубоватого Осмоловского, который залезает на памятник. Так что художники существуют в разных политических реальностях, но это все равно одна эпоха, общее течение мысли.

 

 Про селфи в галерее 

Я думаю, селфи и вообще снимки зрителей — это хороший способ популяризации искусства. Именно через инстаграм мы находим новых посетителей. Давайте прямо скажем: людей, которые готовы жизнь отдать за искусство, немного. Для абсолютного большинства искусство всегда было и остается развлечением. Мы рады, что поход в галерею становится поводом для отдыха, что современное искусство теперь — это не заумно, скучно и непонятно, как говорят некоторые, а прикольно, весело и красиво. Я сам последний раз фотографировался в музее года два назад — на фоне пейзажей Клода Лоррена в Эрмитаже. 


 



Работы из коллекций РОСИЗО, ММСИ, галереи XL, галереи Татинцян,
Stella Art Foundation и V-A-C Foundation и лично от авторов.

Для зрителей старше 18 лет. Выставка продлится до 15 апреля, с 10:00 до 19:00 каждый день, кроме понедельника.
Фото: Максим Бубнов 


Читайте также:

Наверх